Краснодар, ул. Уральская, 119/2, офис 21
8 (918) 415-02-33
8 (989) 260-71-12



 
5 Апреля 2017 Отчет о проведенной конференции
Завершила работу V-я Юбилейная Международная научно-практическая конференция «Феномен рыночного хозяйства: от истоков до наших дней», посвященная памяти известного ученого и крупного организатора экономической науки Юга России доктора экономических наук, профессора А.Ф.Сидорова, проходившая в городе-курорте Сочи (Хоста) с 30 марта по 02 апреля 2017 г. К открытию была подготовлена монография, предлагаем Вашему вниманию отчет по итогам конференции.

5 Апреля 2016 Отчет о проведенной конференции
Завершила работу IV-я Международная научно-практическая конференция «Феномен рыночного хозяйства: от истоков до наших дней», посвященная памяти известного ученого и крупного организатора экономической науки Юга России доктора экономических наук, профессора А.Ф.Сидорова, проходившая в городе-курорте Сочи (Хоста) с 30 марта по 03 апреля 2016 г. К открытию была подготовлена монография, предлагаем Вашему вниманию
Видео http://abaza.tv/news/index.php?ID=3084
Фото https://yadi.sk/d/ZhwQ1PDzqnNrp
Монография http://economic-science.com/downloads/7-04-2016.pdf


Современная экономическая мысль, The modern economic idea

Электронный научно-практический журнал
№ 01’ 2013 

Журнал зарегистрирован в ФС по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного на-следия  
Свидетельство: ЭЛ № 77 - 8109
Дата регистрации 21.07.2003 
Индексирование журнала: РИНЦ
Форма распространения Электронное периодическое издание  
Учредитель: Середа А.А.
35065, г. Краснодар, ул. Гидростроителей, д. 15, каб. 117
Главный редактор: Чапля В.В. к.э.н.
Председатель редакционного совета: Середа А.А. д.э.н. проф.
Редакционный совет: Сидоров В.А. д.э.н. проф. (КубГУ) Краснодар, Горлов С.М. д.э.н. проф.  (СевКавФУ) Ставрополь, Дробышевская Л.Н.  д.э.н. проф. (КубГУ) Краснодар, Кизим А.А. д.э. н. проф. (КубГУ) Краснодар, Воронов А.А. д.э.н. проф. (КубГУ) Краснодар, Парамонов П.Ф. д.э.н. проф. (КГАУ) Краснодар, Зыза В.П. к.э.н. доц. проф. (КубГТУ) Краснодар
Верстка: Аванесов А.Э.
Корректор: Ретинских Е.В.
Редакция журнала: 350080, Краснодар, А/Я-1941 тел. (918) 415-02-33  
Гл. редактор. economic_herald@bk.ru
© АНО НИИ экономики ЮФО
Подписано в печать 01.03.13.

Перепечатка материалов – только с разрешения редакции

Колонка редактора
Здравствуйте, дорогие друзья! 
Вы находитесь на странице электронного периодического из-дания «Современная экономиче-ская мысль».
Позвольте представить Вашему вниманию первый номер журнала.
Развитие науки во многом определяется генерированием оригинальных авторских идей.
По нашему глубокому убежде-нию российские ученые экономи-сты способны формировать само-стоятельные идеи, самобытность которых опирается на опыт советской школы, традиции русской хозяйственной мысли и практику рыночных преобразований, что качественно отличает их от западных концепций.
Мир экономических отношений в очередной раз продемонстрировал свое многообразие.
Уничтожив оппонентов, рыночная парадигма не уничтожила внутренне присущие рынку противоречия.
Поиск альтернатив, по-видимому, закончится возвратом к существующим формам, однако наполненных новым содержанием, основанных на новых принципах, механизмах и более точно отражающих действительность. 
Главной целью электронного журнала «Современная экономи-ческая мысль» является формирование персонифицированного научного знания в области экономики.
Впишите свои имена!
С Уважением, главный редак-тор  В.В. Чапля.
 
 
Оглавление



Теория переходной экономики
РЫНОК И СОЦИАЛИЗМ: АНАЛИЗ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ВОЗЗРЕНИЙ, А.В. Алиева
ФОРМИРОВАНИЕ АДАПТАЦИОННОГО ХОЗЯЙСТВЕННОГО МЕХАНИЗМА АГРОФОРМИРОВАНИЙ В ТРАНСФОРМАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ, Н.В. Зось-Киор
КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ И РЫНОЧНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ В УСЛОВИЯХ СМЕНЫ ПАРАДИГМЫ, Г.М. Мишулин

Управление отраслями и комплексами народного хозяйства
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЕМ БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ, В.С. Дадыкин
ОРГАНИЗАЦИЯ УЧЕТНОГО ПРОЦЕССА ИНОСТРАННОЙ КОМПАНИИ, Ю.Ю. Королев
ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ИМПЕРАТИВЫ ФОРМИРОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ЭНЕРГОТРАНСПОРТНОЙ СУПЕРСИСТЕМЫ, Е.Л. Логинов

Финансовые отношения
ФИНАНСОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ ГЛОБАЛЬНЫХ ИНФРАСТРУКТУРНЫХ ПРОГРАММ, А.Е. Логинов

Теоретические проблемы экономической безопасности
ДОХОДЫ И ПОТРЕБЛЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ КАК ФАКТОР ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ, В.В. Ловянникова
СИСТЕМА ОЦЕНКИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ С УЧЕТОМ РОЛИ СРЕДНЕГО КЛАССА, А.В. Яцур

Эконометрические методы в экономике
ЭКОНОМИКО-МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ И ФАКТОРНЫЙ АНАЛИЗ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ В УСЛОВИЯХ КОНКУРЕНЦИИ, А.А. Воронов, Л.В. Глухих, В.А. Беспалько

Теория инноваций
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ИННОВАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ  РАЗВИТИЯ КАЛУЖСКОГО РЕГИОНА, Е.В. Ерохина
ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ СТАНОВЛЕНИЯ ВЕНЧУРНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ, О.И.Турчина

Теория государственно-частного партнерства
О СТЕПЕНИ УЧАСТИЯ ГОСУДАРСТВА В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ, М.В. Рыбасова


 

Теоретические проблемы экономической безопасности


Инструменты анализа структуры теневых экономических отношений


В.В. Чапля, к.э.н., академик АФХ, главный редактор научно-практического журнала
«Современная экономическая мысль» (Краснодар)

Потребности переходной экономики выдвигают в качестве важнейшей задачи всемерное обеспечение экономической безопасности. Решение этой задачи необходимо для выхода народного хозяйства из кризисного состояния, повышения эффективности производства, успешного осуществления рыночных реформ. Обобщение анализа развития исследований относительно проблем, связанных с теневой экономикой дает возможность сформировать представление о содержании основных подходов к ее пониманию (табл. 1).
Указанная в табл. 1 детализация экономических знаний по поводу теневой эко-номики дает возможность сформулировать приоритетные критерии отнесения эконо-мических явлений к ненаблюдаемой сфере деятельности. 

Таблица 1 – Раскрытие содержания основных подходов к пониманию теневой экономики

Подходы к определению характерных черт теневой экономики

Экономико-социологиче-ский Правовой Экономический Кибернетический Смешанный
Основной  критерий отнесе-ния к  теневой эконо-мике
Неформальность
субъектов Особая сфера отклоняющего-ся, противоправ-ного поведения Хозяйственная деятельность, направленная на получения выго-ды, уклоняющаяся от официального контроля
Саморегулируемая и управляемая си-стема Различное сочетание критериев используе-мых другими подходами

Представите-ли Харт К., 
Гросманн Г., Канценелин-бойген А., 
Клямкин И.М., Тимофеев Л.М.,
Радаев В.В. Далаго Б., Мака-ров Д., Есипов В.М., Исправни-ков В.О.,
 Улыбин К., Ва-курина,
Нестерова В.А., Гутман П.,  Фаиг Э., Танзи В., Шнайдера Ф., Ла-тов Ю. Лазовский В.Ф.
Джонсон К., Ромер М. Welish, Findlay, Ко-рягина Т.И., Крылов А.А., Мамедов О.Ю., Оре-ховский П., Шохин А.Н.
Источник эмпирических данных
Социологические опросы, выборка, поле-вые исследо-вания
Криминалисти-ческий анализ
Официальные ста-тистические дан-ные, экспертные оценки
Математические модели
Широкое использова-ние различ-ных данных полученных из разных источников
Такими критериями являются: а) получение экономической выгоды в форме присвоения экономических благ, прав на экономические блага, увеличения экономических возможностей, снижения издержек и уровня риска; б) осуществление деятельности хозяйствующими субъектами вне рамок эффективности официального контроля, регламентации, с сокрытием, маскировкой ее значимых параметров от правоохранительных и контролирующих органов.
Наиболее общим признаком теневых экономических отношений является нахождение вне рамок эффективного контроля. При этом следует выделить различные сферы неконтролируемых экономических отношений.
Во-первых, это экономическая деятельность, операции в легальном секторе, скрываемая от учета и контроля;
Во-вторых, к данной сфере может быть отнесена экономическая деятельность, за осуществление которой предусмотрена юридическая ответственность. Это экономиче-ская деятельность в нелегальном секторе.
В-третьих, в состав указанной сферы следует включать экономическую деятель-ность, осуществляемую без специальных операций по сокрытию от контроля. Это дея-тельность, формально не скрываемая от контроля, но осуществляемая в расчете на без-действие либо неадекватную реакцию контролирующих и правоохранительных орга-нов.
Для теоретического анализа теневой экономики исходным понятием выступает научная характеристика специфических ее черт. Их особенность состоит, по нашему мнению, в трех моментах.
Во-первых, теневая экономика охватывает пограничную сферу общественно-производственной деятельности между экономикой и правом, приобретая специфиче-ские признаки именно в рамках правовой сферы, поскольку экономическое содержание экономических преступлений, как правило, соответствует фундаментальным требованиям организации производственного процесса. По мнению В. Макарова «из-за слабости экономического законодательства экономическая система сама воспроизводит различные неформальные ограничения» . Теневая экономика – это своего рода неконтролируемое поле деятельности чиновников и предпринимателей, которая сама по себе не в состоянии обнаружить и предоставить квалифицирующие признаки состава экономического преступления. В России значительная часть экономических субъектов действует в пограничной зоне между легальным и теневым оборотом. Сходство субъектов и объектов легального и теневого оборотов позволяет предполагать, что при снижении воздействия факторов, порождающих теневой оборот, возможен переход хозяйствующего субъекта в рамки легального.
Во-вторых, исходя из сущностных особенностей теневой экономики ее произ-водственные и социальные границы становятся весьма подвижными, поскольку напря-мую зависят от степени разработанности экономических условий хозяйствования, опи-рающихся на государственное законодательство. Позиция, которого по отношению к экономическим операциям постоянно меняется. Например, в советское время спекуля-тивные действия подлежали уголовному преследованию. Сегодня же они являются вполне обыденными хозяйственными операциями. То же можно сказать и о торговле валютой. То есть включение или исключение того или иного экономического действия в число уголовно-наказуемых деяний способно существенно менять ареал теневой эко-номики.
В-третьих, в переходной к рынку экономике принципиально меняется идеологическая направленность квалификации теневой экономической преступности. В советской экономике приоритетным экономическим преступлением признавалось деяние, наносящее материальный ущерб социалистической общественной собственности. В настоящее же время к противоправным действиям в сфере экономики относятся действия, подрывающие эффективности функционирования фундаментальных принципов рыночной организации хозяйствования.
Таким образом, можно констатировать, что теневая экономика является исто-рически сложившейся формой экономических отношений вызванных дегармонизацией отношений контроля. Такое понимание неконтролируемого характера теневой эконо-мики не изменяет объем данного понятия, однако обогащает знание о его структуре, что имеет значение для выработки мер по контролю над анализируемой сферой. 
Несмотря на множество организационных и видовых форм теневого предпринимательства, ощущается теоретическая и практическая потребность в выделении доминирующих форм теневой деятельности. Только благодаря такому теоретическому выделению становится возможным комплексный анализ всех проявлений теневой экономики, который позволит, сформировать строго научную концепцию экономической политики государства, направленную на минимизацию масштабов теневого бизнеса. К сожалению единая, стройная классификация видов теневой экономики до сих пор не выработана.
В общем виде структура теневой экономики может быть выражена следующим образом (табл. 2).
В порядке обобщения приведенных точек зрения и на основе анализа специаль-ной литературы, нормотворческих актов, хозяйственной практики, представляется воз-можным выделить наиболее типичные виды теневой экономической деятельности. Их агрегирование устанавливает наиболее характерные виды деятельности, подпадающие в разряд теневой экономики:
1. По степени законности: незаконная экономическая деятельность (подпольная экономика); скрытое производство; неофициальная экономика.
2. По стадиям общественного воспроизводства: теневое производство;  теневой обмен; теневое распределение; теневое потребление. 
3. По характеру результата экономической деятельности: продуктивная теневая экономика; фиктивная экономика (непродуктивная, непроизводительная); криминаль-ная квазиэкономика.
4. По социально-нормативным характеристикам поведения субъектов хозяй-ствования: теневая экономика формальных связей; теневая экономика неформальных связей; экономика традиционных связей; экономика криминальных связей.
5. По отношению к официальной экономике: встроенная (внутренняя) экономи-ка; параллельная (вторгающаяся) экономика.


Таблица 2 – Содержание видов теневой экономической деятельности
Виды теневой дея-тельности Элементы теневой деятельности
1 Неформальная Мелкие приработки, платные работы и услуги населению со стороны отдельных граждан и их групп, не подлежащие учету в связи с их индивидуальностью, личным или семейным характером, отсутствием качественных измерителей.
2 Нелегальная Производство, распределение, обмен и потребление това-ров и других материальных ценностей укрываемое в целях избежать налогов или в связи с нежеланием экономических субъектов придавать известность своим действиям и доходам.
3 Криминальная Наркобизнес, рэкет, коррупция, подделка денежных знаков, ценных бумаг, их сбыт. Покупка на средства, имеющие уголовное происхождение, земельных участков, акций приватизируемых предприятий. Торговля оружием, азартные игры.  Эта деятельность, которая сопряжена с заведомым нарушением закона, как по средствам, так и по целям деятельности, т.е. с производством и распределением продуктов и услуг, прямо запрещенных законом.

6. По степени правомерности: детально нерегламентированная и неучитываемя экономическая деятельность граждан; условно-правомерная деятельность, т.е. в рамках норм права, но экономически нецелесообразная; компромиссно-правомерная деятель-ность, т.е. в рамках одной нормы, но в противоречии с другими; скрываемая от учета правомерная деятельность; неправомерная или противоправная деятельность, которая включает корыстные правонарушения и преступления в экономике и преступления против личной собственности граждан.
7. По формам незаконного перераспределения доходов и активов: преступления против собственности всех видов; некоторые хозяйственные преступления (например, нарушение правил торговли); утечка капитала за границу; должностные преступления; другие преступления (фальшивомонетничество, угон транспортных средств, хищение оружия и т.п.)
8. По каждому из секторов экономики.
9. По юридическому статусу.
10. По формам собственности: теневая деятельность государственных предприя-тий; теневая деятельность негосударственных предприятий; теневая деятельность не-корпоративных экономических единиц.
При декомпозиции теневой экономики и выявлении ее иерархии решающее значение имеет не только распределение задач и целей по уровням, но и их субординация, равно как и мерный анализ состава и степеней свободы субъектов каждого уровня. Данное положение было положено в основу авторского подхода к классификации уровней теневой экономики. Его базой послужило разделение сфер экономической деятельности на микро, мезо и макроуровни. Каждая из которых обладает только ей присущей спецификой субъектов, объектов и характера производственных отношений. К отличительной особенности авторского подхода следует отнести выделения государства как субъекта теневой экономики. Исходя из этого, структура теневой экономики также может быть разбита на уровни, каждому из которых соответствует своя система актов. На каждом уровне такой структуры действуют не только общие, но и другие связи, отношения. Они определяют спе-цифику функционирования данного уровня, здесь складывается своя совокупность элементов, подчиняющаяся этим связям и отношениям, возникают и реализуются свои закономерные тенденции. Вполне понятно, что число элементов каждого уровня будет стремиться к минимуму, необходимому для  эффективного выполнения его целевой функции. В рамках рассматриваемого подхода представляется возможным предложить новую классификацию  уровней теневой экономики (табл. 3)

Таблица 3 – Классификация уровней теневой экономики
Уровень теневой экономики
Субъект
Объект
Сфера Отношение к законода-тельству

Мини-уровень Частное лицо, осуществляю-щее конкретную деятельность Продукт индивиду-ального труда Осуществление вза-имодействия базо-вых факторов труда как основы произ-водства
Игнорирует




Микро-уровень Предприятия и их объединения, производящие конечный про-дукт, специали-зированные подразделения с их частичным продуктом и инфраструктурными услугами Совокупность това-ров и услуг как ко-нечный продукт предприятия, про-дукт подразделения предприятия как форма реализации их функции Обеспечение произ-водства конкретных товаров и услуг для удовлетворения спроса потре-бителей. Обеспечение вос-производственных функций предприя-тия в отдельных фазах воспроизвод-ства


Приспосаб-ливается


Мезо-уровень Крупные мно-гоотраслевые корпорации, территориаль-ные производ-ственно-хозяйственные комплексы Валовой продукт отрасли, региона, межотраслевого комплекса Производство от-дельных конечных видовых продуктов, создание общих конкурентные преимуществ и вы-год

Оказывает давление

Макро-уровень Государство Валовой националь-ный продукт Обеспечение усло-вий воспроизводства народонаселения и общества
Генерирует

Приведенная классификация осуществлена исходя из следующих принципов:
- условное равенство качественных и количественных параметров форм каж-дой уровневой организации хозяйства в их общем пространстве;
- переход от частного к общему, равно как и представление всей совокупно-сти теневой экономики;
- выделение основных уровней строения теневой экономики как результата отношения, складывающегося в процессе производственной деятельности;
- масштабное и структурное соответствие выделенных уровней соответству-ющей сфере;
- определение способа реализации каждого уровня теневой экономики в адекватных формах организации;
- учет традиционно сложившихся обозначений уровней хозяйственной систе-мы;
- отношение к сложившемуся законодательству, как определяющему призна-ку теневой экономики. 
Следует отметить, что предложенная классификация не является исчерпываю-щей как по параметрам, так и по критериям, однако содержит новые методологические возможности для исследования теневой экономики в новых направлениях. 
Нам представляется, что механизм функционирования теневой экономики наиболее целесообразно было бы описать по объектно-субъектным признакам, опира-ясь на процесс функционирования теневого капитала, в этом случае состояние эконо-мики зависит от величины ресурсов, используемых в теневом секторе. Она неэффек-тивна на величину QP-QL=QS, или изъятых (потерянных) ресурсов. Рост теневой эко-номики приводит к сокращению легальной и на оборот (рис. 1)












Здесь: QP – максимально возможный объем производства, обеспеченный всеми располагаемыми ресурсами страны; QL – объем производства на основе легально используемых ресурсов; QS – объем производства, обеспеченный теневым перераспределением (нелегальным присвоением) ресурсов.

Рисунок 1. Распределение ресурсов между теневой и легальной экономиками.

Рост теневой экономики приводит к изменению государственной эконо-мической политики. Сокращение легального оборота приводит к уменьшению поступления в бюджет налоговых платежей. Уменьшение ресурсов располагаемых государством проявляется в увеличении регламентации, роста числа субъектов и величины государственного контроля. Увеличившийся источник контроля принимает гипертрофированные формы. В свою очередь рост числа субъектов государственного контроля приводит к необходимости  поиска новых субъектов контроля. На рис. 2 показано, что субъект контроля первой величины представляет собой объект контроля для субъекта контроля величины два и т.д. Например, контрольная деятельность чиновника осуществляющего ревизию требует наличие ревизора над ревизором. Из этого автор делает вывод - чрезмерность контроля означает, что ему всегда будет сопутствовать коррупция. Это подтверждает факт того, что с начала рыночных преобразований в России источник государственного контроля многократно увеличился, при этом пропорционально возросла коррупция.













Рисунок 2. Зависимость величины контроля от увеличения субъектов контроля

Следует, однако, учесть, что наличие, как избытка, так и дефицита контроля, приводит к росту теневой экономики. В связи с этим рационализация государственного контроля является важным элементом координации рыночного механизма хозяйствования. Государственный контроль это совокупность мер правового, экономического и административного воздействия на экономику страны. 
Постоянно меняющаяся совокупность эталонной и теневой экономик составля-ют реальную экономику. Исторический опыт наглядно демонстрирует, что построение адекватных моделей реальной экономики было не возможно, так как она мало того, что включает в себя теневую, так и постоянно меняет свои границы, таким образом, построение модели реальной экономики с учетом теневой, хотя и не позволит создать полностью идентичную модель реальной экономики, но максимально приблизит нас к этому, по сравнению с другими моделями. Естественно с учетом ряда допущений. Та-ким образом, исторический анализ будет призван, восстановить существующие модели реальных исторических форм экономики, до целого с учетом теневой части.
Фактическое наполнение данной модели позволяет нам представить не только объективную реальность, но и дает целостную картину на содержание и механизм реа-лизации теневой экономики. 
Анализ показал, что неэффективность контроля может быть вызвано разнона-правленными векторами, выводящими систему из равновесия, неэффективный кон-троль с избытком или недостатком. После прохождения определенной точки собствен-ник получая сигнал с неким временным лагом не сокращает затраты на контроль, или наоборот прекращает или вообще не несет ни каких затрат не получая или игнорируя информацию об объекте контроля, что так же сокращает эффективность.

 

Рисунок 3. Модель реальных исторических форм экономики

Отношения контроля крайне неоднородны и представлены множеством форм контроля. Увидеть эти формы позволяет разложение отношений контроля на спектр контроля представленный формами контроля. (рисунок 4) Многообразие форм можно показать укрупнено в виде антагонистических пар форм: простая - сложная, внешняя - внутренняя, видимая - латентная формы.

 

Рисунок 4. Спектр отношений контроля

Рост величины объема легального сектора вызывает необходимость роста субъ-екта контроля, в условиях отсутствия теневого субъекта (носителя антагонистического экономического интереса) яркий пример хозяйство Робинзона Крузо, данная необхо-димость может и не наступить, так, как нет отношений собственности, или собственник и не собственник. Действительно Робинзону нет необходимости осуществлять контроль, за имуществом которым он пользуется, без социальных ограничений в силу своей исключительности единственного юзера пользование происходит не по праву, а по регламенту, устанавливаемым им самим, таким образом до возникновения отношений собственности, нет и теневой экономики или иначе система находится в состоянии покоя, с появлением носителя экономического интереса поначалу отсутствует антагонистическое противоречие. Было бы не правильным полагать, что это объясняется безграничность ресурсов, хотя чисто теоретически, при этих условиях система так же находилась в состоянии равновесия (или покоя), это объясняется тем, что по первой пользуемое имущество одного субъекта не интересно другому субъекту. Например в детстве все проходили идеалистическую картину когда мальчишки играю в одни игрушки, а девочки в другие, и это не вызывает конфликтов, как раз по причине отсутствия интереса в данном имуществе. Хотя надо отметить примитивность данного примера, реальная жизнь намного сложнее. Все-таки автор упомянул данный пример оправданно, по-скольку он отражает исторический этап развития общества когда еще не было всеобщего эквивалента. Золота, денег, атрибутов успеха, и т.д. С появлением данных объектов (индивидуальный регламент юзера) постоянно находится в условиях внимания носителя антагонистического экономического интереса. И теперь появляется собственник, собственность, и отношения присвоения. Но появляются и теневые отношения, как реакция на неэффективные формы контроля, индивидуальный регламент рухнул под натиском отношений собственности. Помимо прав у собственника возникаю и обязанности, в том числе и по поводу обеспечения эффективного контроля. Однако крушение индивидуальных регламентов, в первобытном обществе происходило крайне медленно, даже в современном обществе при воспитании ребенка прививается уважение к  чужому индивидуальному регламенту (частная протособственность). Как же ему стать собственником при двух взаимно противоречащих условиях: первое, заповеди не бери чужого, и второе, имущество имеет хозяина, а то которое ни кому не принадлежит либо неинтересно, либо затраты на поиск хозяина лишают данное действие всякого смысла.
В этих условиях начинает формироваться система отношений контроля, как властно-имущественных отношений. При этом представив эти отношение, как систему процесс-результат можно говорить о ее качественном параметре эффективность кон-троля, как отношение затрат к ценности имущества. Тут необходимо пояснить, что за-траты на контроль имеют объективную природу и формируются стоимостью, а цен-ность имущества которое хоть объективно и создано затратами труда, выступает здесь субъективно, так как отмечалось выше, что интересно одному, может оказаться беспо-лезным другому. Субъективное восприятие объективной реальности  в индивидуальной оценке, выступает в виде «ложной стоимости», при этом необходимо отметить, что ложность возникает именно по причине индивидуальности предпочтений в оценке объективной реальности, однако, определенную долю объективности содержащейся в «ложной стоимости», по видимому и создает уверенность субъекта в истинности оценки. Так же необходимо отметить, что множество субъективных ложных стоимостей, по-видимому, при своем суммировании способны максимально приблизить нас к истине (объективной стоимости) однако не позволяют полностью ее достичь. Максимальное движение к объективности оценки дает сумма уже двух ложных стоимостей, каждое последующая ложная стоимость, всегда увеличивает значение истины, однако на все меньшое и меньшее значение. Таким образом, можно говорить о законе убывающей ложной стоимости, при росте сумм последней.
Здесь противоречие порождено не только несовпадением объективного и субъ-ективного, а иногда даже при несовпадении объективного противоречие имеет форма между альтернативными позициями субъективного. Следовательно, любое увеличение силового установления контроля над теневой экономики, лишь усугубляет ситуацию, выход надо искать в гармонизации отношений контроля на основе согласования экономических интересов.
Необходимость рационализации контрольной деятельности государства вытека-ет из целесообразности максимизации общественного благосостояния. Распределение ресурсов, в большей мере,  оказывается не всегда социально оптимальным. Поэтому деятельность государства, должна быть направлена, в первую очередь, на предотвра-щение или сдерживание вредных последствий частных действий. То есть она является производительной, способствующей созданию новой стоимости. В этой ситуации эко-номический смысл имеет и деятельность по вознаграждению субъектов, чьи действия приносят положительный эффект. Следовательно, эффективность контрольной функ-ции государства заключается в принуждении рыночных агентов к исполнению пра-вил, сутью, которой является целенаправленное возложение на них особого вида издержек – санкций за нарушения этих правил .
С нашей точки зрения нужно разграничение государственного контроля как а) контроля над подготовкой деятельности, б) контроля над деятельностью и в) контроля над последствиями. Возможность реализации на практике этого положения зависит непосредственно от технологии контроля и технологии применения санкций (поощри-тельных либо пенитициарных).
Исходным в авторской интерпретации, является признание теневой экономики как структуры, что делает возможным получить новые научные результаты при описа-нии выделенных ее четырех уровней в хозяйственной системе общества. Представляется, что данное обстоятельство может оказаться полезным при исследовании структуры хозяйственной системы общества, особенно на этапе рыночных преобразований, когда эта структура находится в состоянии сложной трансформации и требует пристального внимания исследователей.


 

Теория устойчивого развития


Распределение доходов и его роль в повышении степени устойчивости экономического развития


И.А. Коновалова – доцент кафедры «Экономической теории и мировой экономики» ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет» (Ставрополь)


Превращение экономики России из планово-распределительной в рыночную привело на практике к децентрализации и ослаблению государственной системы фи-нансирования. Распространение идеи планирования произошло отнюдь не случайно. Оно связано не только с воздействием советских пятилетних планов и слабостью пред-принимательского класса, но и с давней восточной традицией производить больше ад-министраторов, чем предпринимателей, и привычкой во всех вопросах полагаться на власть.  
Переход к рынку изменил как содержание, так и организационные структуры функционирования. В ходе этого произошла модернизация финансовой системы и, прежде всего, ее центрального звена – общегосударственных финансов. 
Важным критерием повышения эффективности проводимых в России социаль-но-экономических реформ выступает формирование среднего класса, свидетельствую-щее о прочности системы экономических, социальных и политических институтов. В странах с развитой рыночной экономикой от экономического положения среднего класса, его численности и структуры зависят инвестиционная активность населения, реализация государственных социальных программ и другие социально-экономические процессы.
Современные развитые рыночные системы характеризуются высокой долей пе-рераспределительных процессов, обусловленных государственной компенсацией про-валов рынка. В процессе трансформации плановой экономики в рыночную распределение доходов является одной из точек социального напряжения, поэтому оно выступает центральной проблемой формирования эффективной модели социальной политики. Это обусловлено тем, что распределительный механизм детерминирует уровень и качество жизни населения, наполняет реальным содержанием не только социальные, но и экономические взаимоотношения: тенденции, динамику и формы сбережений, становление финансовых институтов, трансформирующих их инвестиций, форма и размер которых задают траекторию экономического роста. 
В результате рыночных преобразований снизились уровень реализации потреб-ностей человека, степень удовлетворенности осуществлением своих жизненных пла-нов, соотнесенные с минимальными социальными стандартами и с ресурсными воз-можностями общества, безопасность, доступность медицинской помощи, возможности для получения образования и развития способностей. Низкий уровень жизни как ре-зультат трансформационных процессов в экономике, игнорирование социальной со-ставляющей экономических реформ стали основной причиной беспрецедентно низкого качества жизни населения. 
Сегодня очевидно, что состояние социальной сферы определяет степень напря-женности общества, а также эффективность проводимого в стране политического кур-са, являет собой важный итог развития государства.
Высокий уровень жизни населения обобщенное понятие, содержащее в себе конкретный признак: способность к накоплению. Это так называемая часть дохода, ко-торую можно определить как реально располагаемый доход, остающийся после вычета из него обязательных платежей и средств, необходимых для удовлетворения мини-мальных потребностей, но и потребностей расширенного круга. Минимальные потреб-ности отражаются в показателях прожиточного минимума и потребительской корзины. Однако сегодня очевидно, что эти показатели безосновательно занижены. Свободная часть располагаемого дохода может быть рассчитана посредством мониторинга дохо-дов и цен или на основе анализа статистических данных. Расширенный перечень по-требностей включает в себя возможность дополнительного платного лечения (в том числе в специальных санитарно-курортных учреждениях), туристических путешествий, приобретение дорогостоящих бытовых приборов, других предметов домашнего пользования, покупка недвижимости, средств передвижения.
За годы реформирования значительная часть население поставлена в предельные условия для своего физического выживания.
На наш взгляд, данная проблема вышла за рамки чисто экономической задачи, когда повышение заработной платы становится в зависимость от роста производитель-ности труда, поэтому, повышение заработной платы до минимального жизнеобеспечи-вающего ее уровня надо рассматривать сегодня не как следствие возможного роста производительности труда, а как исходное его условие.    
Отдельную статусную группу  в стратификации современного российского об-щества представляют собой «Новые бедные», которая выделяется не только стилем жизни и стандартами потребления, но и закрепленными правовым статусом. По суще-ству, механизм формирования этой реальной группы включает три стадии: властную номинацию, идентификацию (стигматизацию окружающими в качестве бедных) и са-моидентификацию – осознание себя бедным и представление о социальном минимуме, отсутствие которого является основанием для подобной самоидентификации. 
Официальные представления в России базируются на ее абсолютном понима-нии, при этом индикатором служит сопоставление среднедушевого дохода с прожиточным минимумом (ПМ), т.е. со стоимостью минимальной корзины, формируемой с учетом установленных нормативов потребления. 
Признание существования в России в настоящее время проблемы бедности и усиление интереса к ней закреплено в государстве институционально: создание служб занятости, комитетов социальной защиты. Это свидетельствует о появлении в России бедности в обычном, общепринятом для стран с рыночной экономикой виде. Ф.А. Хайек в свою очередь был убежден, что принудительным путем бедность не уничтожить. Масштабы бедности можно сократить, но для этого необходимо повысить общее благосостояние населения. В целом же существование бедности необходимо для общественного блага.  По разным оценкам доля бедного населения в современной России колеблется от 30 до 50% населения страны. Однако при этом не учитываются скрытые доходы от предпринимательской деятельности и подсобного хозяйства, помощь родственников и сбережения прошлых лет. Кроме того, дополнительно создает трудности в расчетах и анализе масштабов бедности традиционно русская ориентация на экономию. Экономист А.Сен видит суть бедность не в количестве товаров. Он придерживается концепции возможностей: если измерять относительную бедность в координатах товаров или свойств, то она станет абсолютной в координатах возможностей. 
Государство пытается реформировать созданный за годы советской власти  ин-ститут государственной благотворительности. Однако не за счет изменения принципов предоставления льгот, а за счет ужесточения критериев оказания поддержки обратившимся за помощью нуждающихся: нетрудоспособность, малообеспеченность, отсутствие собственности, приносящей доход. Иными словами, официально границы группы «новых бедных» определяются на основании базовых ценностей  культуры рыночного общества: труд и собственность (капитал).
Первая демаркационная линия, отделяющая клиента от не клиента, - трудоспо-собность. Трудоспособным неработающим гражданам социальная помощь предостав-ляется лишь в виде исключения. Предполагается, что экономически активное населе-ние само в состоянии обеспечить себе достаток. Вместе с тем низкая заработная плата в отраслях экономики, а в последнее время ее задержки, обуславливает бедность эконо-мически активного населения. Помочь «активным» и «нормальным» нуждающимся, не входящим в число льготников, но испытывающим временные затруднения, фактически невозможно из-за формальных ограничений (не положено по инструкции). Основанием для предоставления им помощи является малообеспеченность (бедность) и трудовая занятость обратившегося.
Степень нужды устанавливается при сравнении среднедушевого дохода в семье заявителя с установленной чертой бедности – уровнем среднедушевого дохода, кото-рый официально квалифицирует семью бедной в зависимости от возраста и числа ее членов. Однако постоянно понижается размер среднедушевого дохода, который позво-ляет рассчитывать на помощь. Мало того, что сомнительны расчеты прожиточного ми-нимума, который даже в урезанном виде не имеет почти треть населения, администра-ция на местах искусственно снижает «денежный ориентир». В перспективе переход на утверждение гарантированного денежного дохода – размер денежного дохода, гарантируемого государством каждому гражданину. 
Ужесточения критериев предоставления помощи нуждающимся ведет к форма-лизации системы защиты. Усложняется набор критериев (показателей), на основании которых оказывается помощь. Наличие работы, доходов, собственности и тому подоб-ных индикаторов благополучие становится основанием для отказа в помощи. Но в условиях распространения домашней экономики и неформальной занятости сложно учесть альтернативные источники жизнеобеспечения, что может вести к росту фиктив-ных получателей пособий по бедности. С другой стороны, жесткий отбор оборачивает-ся помощью деградирующим людям, проблемным (асоциальным) семьям, выплата по-собия которым не исчерпывает их проблем. Иными словами, при практическом вопло-щении российских законов о бедных возникают три противоречия. 
Во-первых, поскольку среди новых бедных больше половины составляет эконо-мически активное население, то им помощь оказывается только в виде исключения и чаще как людям с особым статусом (многодетные, одинокие, инвалиды и т.п.). 
Во-вторых, достойными помощи оказываются «недостойные»: асоциальные се-мьи, выплата пособий которым не решает их проблем. 
В- третьих, сохраняется внушительный слой льготников, которым по статусу положена государственная поддержка независимо от их материальной обеспеченности.
Сегодня все чаще в число бедных с традиционными категориями – бездомными, безработными, бывшими заключенными – оказываются работающие в неблагополуч-ных отраслях экономики, а также пенсионеры, неполные семьи, беженцы и т.д. Их по-ложение характеризуется, с одной стороны, особым местом в системе производства и распределения, материальных благ, а с другой – низким социальным статусом, харак-теризуемым непристижным и специфическим стилем жизни вокруг домашней эконо-мики.
Практически во всех рассматриваемых семьях основной расходной статьей в настоящее время является покупка продуктов питания. Причем расходы на продукты существенно превосходят траты на непродовольственные товары (от 50 до 80% семей-ного бюджета). Наиболее распространенной является «диета», состоящая из хлеба и хлебопродуктов, молока и овощей. Следует отметить, что снижается ассортимент по-купаемых продуктов и их количества. Примерно пятая часть семейных расходов на пи-тание приходится на хлеб, примерно столь же на молоко и мясные продукты, шестая часть – на овощи, учитывая, что большая часть потребляемых овощей, как правило, не покупается, а выращена на собственных дачах и огородах. Оставшиеся средства тра-тятся на оплату жилья, хозяйственные товары, бытовые услуги и одежду.
Расходование времени является одним их показателей образа жизни различных социальных групп. По мнению В.В. Патрушева: «Время – одна из форм богатства человека, социальной группы и общества. Оно распределяется, и используется в соответствии с достигнутым уровнем производительных сил и характером производственных отношений. Время выражает пространство и меру человеческой деятельности». С помощью показателей распределения занятий по времени можно проанализировать поведение людей в сферах труда, быта и отдыха. Основными видами деятельности являются: 
- оплачиваемая работа и виды деятельности, связанные с ней;
- домашний труд удовлетворение бытовых потребностей;
- удовлетворение физиологических потребностей;
- свободное время (образование, общественная деятельность, отдых и развлече-ния и др.).
В системе повседневной деятельности живущих за чертой бедности в настоящее время особое место занимает труд, обеспечивающий выживание. После того, как отпа-ла необходимость стоять в очередях, сэкономленное время расходуется на зарабатыва-ние денег. В условиях, когда оплачиваемая работа все меньше обеспечивает семье про-житочный минимум, альтернативными источниками жизнеобеспечения становятся до-полнительная работа, приработки в разных формах, а также труд в домашнем хозяй-стве. Временные затраты на эти виды деятельности значительно увеличились за счет рабочего и свободного времени. Следует отметить, что приработки в основном связаны с основным местом работы, с использованием рабочего времени и места. Отчасти это компенсирует низкую заработную плату или ее задержки. Существенным подспорьем также становится и труд в натуральном хозяйстве. Дачи, огороды стали не просто временем провождения и отдыха, а источником средств существования. Реально только эти три составляющие производительного труда совместно позволяют выживать.
Несмотря на серьезные материальные проблемы, с которыми сталкиваются все рассматриваемые семьи, среди них условно можно выделить два типа в зависимости от наличия ресурсов и рациональности их использования. В число ресурсов включаем следующее:
- материальные ресурсы прошлого (жилье, товары длительного пользования, да-ча, накопления);
- семейные доходы;
- социальные ресурсы: статусные характеристики человека и семьи, социальные связи и семейная поддержка.
Для этой категории характерна первичная бедность, когда экономическая недо-статочность обусловлена низкими материальными ресурсами семей, но социализация проходит в нормальных условиях. Основными факторами нужды данной категории являются: безработица (положение на рынке труда), тип семьи (социально-демографические факторы и неплатежи).
Осознаваемый минимум связан с тремя показателями: доход (чтобы избежать бедности, должна быть «хорошая заработная плата», причем, в, количественном, выра-жении, критерий «хорошая» варьируется); работа (обязанная, как  правило, своей  по-ложительной или  отрицательной характеристикой первому  показателю; оплата сменя-ет  рутиной и неквалифицированным трудом, с работой не по специальности); жилье. Жилье как индикатор социального статуса приобретает новое качество: не просто факт наличия жилья определяет благополучие, а прибавляются новые критерии его оценки: удобства, заселенность, район. 
Оценивая состояние потребления в семьях, доходы которых ниже границы про-житочного минимума следует иметь в виду также тот факт, что инфляционное бремя распределяется весьма неравномерно между отдельными группами населения.
Рост бедности в значительной мере связан с тем, что в современной России ин-фляционное бремя распределяется неравномерно. Удорожание потребительских това-ров и услуг в первую очередь и в большей мере распространяется на те из них, которые удовлетворяют первичные жизненные потребности и составляют основу потребления малообеспеченных слоев населения. В переходной экономике наряду с традиционными видами бедности – застойной и временной появилась так называемая новая бедность – слои населения, которые по своему образованию и квалификации, социальному статусу и демографическому положению никогда ранее не относились к нижнему слою общества. Падение доходов у этих людей вызвано, прежде всего, низким уровнем заработной платы на государственных предприятиях и в научных организациях, безработицей и частичной занятостью, несвоевременной выплатой заработной платы и пенсией.
Высокий уровень бедности сложился в результате низкого уровня денежных до-ходов в целом по краю и как следствие этого незначительное превышение общего уровня среднедушевого дохода над величиной прожиточного минимума. Дефицит до-хода, то есть сумма дополнительных средств, необходимых для доведения денежных доходов малоимущих групп населения до уровня прожиточного минимума в 2010 году составил 513,8 млн.руб. в месяц или 7% общего объема денежных доходов. Анализ приведенных данных свидетельствует о наметившихся позитивных изменениях в уровне жизни населения. В результате роста номинального и реального объема денеж-ных доходов, численность населения, имеющего среднедушевые денежные доходы ни-же величины прожиточного минимума. Вместе с тем, третья часть населения края находится за чертой бедности, имея доходы ниже прожиточного минимума. Поэтому разработка мероприятий по повышению уровня заработной платы и своевременной ее выплате, повышению размеров пенсий, а также пособий малоимущему населению, снижению уровня инфляции и безработицы должна оставаться главной задачей соци-ально-экономической политики на ближайшие годы. Только в результате осуществле-ния этих мер, возможно, снижение уровня бедности.
Таким образом, проблема преодоления бедности, повышения доходов различ-ных групп населения является по-прежнему чрезвычайно актуальной для обеспечения социально-экономической безопасности развития, как регионов, так и страны в целом. 

 

Устойчивость развития и реализации государственно-частного партнерства


М.В. Рыбасова, к.полит.н., доцент, СКФУ, институт экономики и управления, доцент, кафедры экономической теории и мировой экономики (Ставрополь)

В современных условиях одним из развитых форм на практике является госу-дарственно-частное партнерство (ГЧП). Обобщение теоретического и практического международного опыта подтверждает тезис о том, что с ГЧП связано принципиально новое качество реализации суверенных функций государства. Здесь важны два взаимо-связанных аспекта [1]. Во-первых, ГЧП способствовало некоему переосмыслению са-мого содержания суверенных функций государства, публичной стороны властных от-ношений. Публичные интересы, публично-правовые имущественные отношения пре-терпевают явные изменения в сторону сужения, происходящего на основе более глубо-кого структурирования. Во-вторых, относительное сокращение сферы традиционных публичных интересов, изменение их структуры и возможное форми¬рование новых требуют ответа на вопрос о том, насколько государство вообще может поступиться частью своего суверенитета в пользу частного бизнеса.
Автор отмечает, что государство организует регулирующую деятельность в сфе-ре партнерства с частным бизнесом в трех направлениях. Во-первых, оно вырабатывает стратегию и принципы, на которых действуют отношения бизнеса с обществом в целом и с публичной властью в частности. Во-вторых, оно формирует институциональную среду для разработки и реализации партнерских проектов. В-третьих, оно непосредственно занимается организацией и управлением государственно-частным партнерством, разрабатывает его формы и методы, а также конкретные механизмы. Партнерские отношения государства и бизнеса требуют согласования интересов этих двух основных институтов современного общества и экономики. Государство заинтересовано в росте объемов и улучшении качества предоставляемых услуг инфраструктурных и социально ориентированных отраслей населению и экономическим агентам. Частный сектор стремится стабильно получать и увеличивать прибыль. ГЧП по своей экономической природе является развитием традиционных механизмов взаимодействия хозяйственных взаимоотношений между государственной властью и частным сектором в целях разработки, планирования, финансирования, строительства и эксплуатации объектов инфраструктуры [2]. Таким образом, партнерство государства и частного сектора можно охарактеризовать как долгосрочное партнерство, не ориентированное на краткосрочное участие частного партнера, с целью привлечения дополнительных источников финансирования, достижения успешного выполнения обязанностей муниципалитета.
Эффективными инструментами взаимодействия государства и бизнеса должны стать: создание и функционирование особых экономических зон; формирование и ис-пользование Инвестиционного фонда Российской Федерации; повышение эффективности деятельности государственных институтов развития, в том числе банков развития; развитие инновационной инфраструктуры, в том числе создание технико-внедренческих парков, производственных кластеров; государственная поддержка деятельности венчурных инновационных фондов, финансирующих высокотехнологичные и наукоемкие проекты; повышение результативности механизмов поддержки лизинга.
Для эффективного развития партнерства необходимо, чтобы усилия сторон были направлены не только на решение проблем, связанных с экономическими показателями (точнее, с экономическим ростом), но и с достижениями социальными – повышением благосостояния всех слоев населения, улучшением жизни страны в целом. Партнерство как взаимодействие предполагает единые или, по крайней мере, согласованные цели, за которыми скрываются интересы. Стремление бизнеса к собственному благополучию вполне естественно. Но при этом должны существовать правила, позволяющие увеличивать доход каждой бизнес организации лишь в том случае, когда ее деятельность приносит пользу всему обществу.
Следует отметить, что экономическую суть партнерства можно определить как передачу государством (муниципальным образованием) объекта государственной (му-ниципальной) собственности частной или смешанной компании в целях строительства, эксплуатации, управления и т.п. на конкурсной возмездной основе, на определенный срок и за плату. ГЧП предполагает разделение прав и обязанностей, в первую очередь в вопросах собственности, между всеми участниками проекта партнерства.
Партнёрства, имеющие определённые отличия от традиционных экономических отношений, создают новые модели финансирования, отношений собственности и методов управления [3]. Каждая из сторон партнерства вносит свой вклад в общий проект. Так, со стороны бизнеса таким вкладом являются: финансовые ресурсы, профессиональный опыт, эффективное управление, гибкость и оперативность в принятии решений, способность к новаторству и т.п. Государство и частный бизнес являются не взаимоисключающими, а взаимодополняющими секторами в российской экономике и политике. Без стратегического партнерства государства с частным сектором цивилизованный рынок не может существовать ни в одной стране.
Создание партнерства государства и частного бизнеса может оказаться ключе-вым моментом для дальнейшего развития России. Создание благоприятных условий для развития ГЧП в инновационной сфере требует принятия соответствующих норма-тивных - правовых актов и формирования, таким образом, целой отрасли законодательства, регулирующего как инновационную деятельность вообще, так и вопросы, касающиеся непосредственно государственно-частного партнерства. По нашему мнению, инновации могут реализоваться только тогда, когда есть условия, т.е. сама экономика должна носить инновационный характер. Мы считаем, что ГЧП может способствовать созданию институтов гражданского общества, устойчивому социально-экономическому развитию страны.
Автором отмечено, что концепция устойчивого развития предполагает смену парадигм традиционной экономики, гуманизацию ее главных принципов, поиск общих подходов и согласованности концепций развития экологических и экономических систем. Теория устойчивого разви¬тия, в основе которой лежит триединство экономической, экологической и социальной состав¬ляющих, стала одним из самых приоритетных направлений науки, получивших поддержку на государственном уровне. Первая из них учитывает стабильность экономического роста национальной экономики, следовательно, вторая - сохранение источников сырья и окружающей среды. Третья - направленность на достижение социального благополучия и справедливости. 
В свете проблемы перехода к устойчивому развитию возникает новое понимание места и роли государства в жизни общества. Очевидно, что государство должно быть главным субъектом и одновременно инструментом, обеспечивающим переход к устойчивому развитию. Важной особенностью современного экономического роста стал переход к непрерывному инновационному процессу. Проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок занимает все больший вес в инвестиционных расходах, превышая в наукоемких отраслях расходы на приобретение оборудования и строительство. Одновременно повышается значение государственной научно-технической, инновационной и образовательной политики, определяющей общие условия научно-технического прогресса. Огромное значение государственного стимулирования НТП в обеспечении современного экономического роста объясняется объективными свойствами инновационных процессов: высоким риском, зависимостью от степени развития общей научной среды и информационной инфраструктуры, значительной капиталоемкостью научных исследований, требованиями к научной и инженерной квалификации кадров, необходимостью правовой защиты интеллектуальной собственности. Современное государство идет по трудному пути формирования граж-данского общества и создания условий, обеспечивающих права человека на достойную полноценную жизнь и свободное развитие. 
Переход к устойчивому развитию в глобальном аспекте - это не только переход мирового сообщества к заранее разработанным целям, но и планомерное эволюционное изменение государственно-правового процесса [4]. Именно государству предстоит планомерно изменять свои функции, а в дальнейшем и качество, приближаясь к желаемым целям и образу «устойчивого будущего», и, пожалуй, именно государству сделать это наименее трудно, по сравнению с остальными органами и сферами деятельности общества.
Автор отмечает, что модель государства XXI века должна быть совмещенной с моделью устойчивого развития и должна опираться на развитые гражданские институ-ты. Цели и содержание устойчивого развития должны на первоначальном этапе транс-формации функций государства определять их эволюционное изменение, а затем при-вести к появлению сложной функции – функции устойчивого развития. В современных условиях функционирования российской экономики не может считаться достаточно эффективной практика свободного рыночного регулирования, поскольку она предполагает высокий уровень общественного сознания, информированности населения, социальных коммуникаций, развитых демократических и правовых механизмов. Из этого следует, что  расширение рыночных рычагов возможно только в условиях доминирующей роли государства и правительственных органов в экономическом процессе, предоставлении гражданам страны политических, экономических и социальных гарантий. 
По нашему мнению, основными приоритетами устойчивого экономического развития являются:
Во-первых, развитие социальной сферы путем дальнейшей реализации приори-тетных национальных проектов в области здравоохранения, образования, жилищного строительства и сельского хозяйства. 
Во-вторых, модернизация и диверсификация экономики России за счет выбора перспективных отраслей народного хозяйства, которые впоследствии дадут толчок развития другим отраслям, а также развития научного потенциала страны в сфере фундаментальных исследований. Диверсификация российской экономики позволит не только увеличить темпы экономического роста, но и решить проблему эффективного использования природных ресурсов. 
В-третьих, развитие инфраструктуры, так как дальнейшее развитие экономики не будет эффективным в связи с большими потерями от недостаточно развитой инфра-структуры. Так, к примеру, плохое состояние российских дорог является серьезным тормозом для экономического развития. 
В-четвертых, внедрение ресурсосберегающих и экологически безопасных про-мышленных технологий. 
В-пятых, обеспечение предпринимательской активности населения. 
Основные проблемы, которые сегодня блокируют экономический рост и кото-рые должны быть решены в рамках макроэкономической политики, включают: несоот-ветствие структуры экономических оценок требованиям безубыточности функциони-рования производственно-технологической структуры экономики, низкая конкуренто-способность предприятий производственной сферы, платежный кризис и расстройство системы денежного обращения, неблагоприятное для инвестиций состояние денежно-кредитной сферы, криминализация хозяйственной деятельности и неразвитость меха-низмов рыночной конкуренции.
Необходимым атрибутом государства, как свидетельствует и наш собственный, и зарубежный опыт, является система индикативного планирования и долгосрочных государственных программ модернизации экономики, ориентированных на создание благоприятных условий роста и подъема конкурентоспособности национальной эконо-мики в перспективных направлениях глобального научно-технического прогресса. Государство формирует институты развития, поддерживающие инвестиции в новые технологии, стимулирующие инновационную активность, содействующие прогрессивным технологическим сдвигам, объединению финансовых, трудовых, информационных ресурсов в перспективных для экономического роста направлениях. В ближайшей перспективе устойчивый экономический рост должен опираться на развитые гражданские институты, новые источники, связанные с приоритетным финансированием наукоемкого сектора, кардинальными изменениями в структуре инвестиций в пользу отраслей экономики, обеспечивающих рост производительности труда. Вовлечение новой группы факторов обеспечит долгосрочный и устойчивый характер дальнейшего развития экономики России.
Таким образом, условием устойчивого развития экономики является сбаланси-рованность между государством и рынком: государственное регулирование должно быть направлено на организацию рационального функционирования рыночной эконо-мики. Роль государства и гражданских институтов в стимулировании экономического роста возрастает за счет преимущественного использования косвенных механизмов управления. 

Список используемой литературы:
1. Романова О.А. Теория и практика развития частно-государственного партнерства // Вестник УГТУ. 2007. № 3.  
2. Киварина М.В., Морозова Н.И. Роль государственно-частного партнерства в становлении инновационной экономики // Управление экономическими системами. № 28. 2011.
3. Варнавский В. Г. Партнерство государства и частного сектора: формы, проекты, риски. М.: Наука, 2005.
4. Урсул А.Д. Государство в стратегии устойчивого развития. – М.: Изд-во РАГС, 2000

 

Организационно-экономический механизм устойчивого развития экономики южного региона


Д.Ю. Савон, д.э.н., профессор – Институт экономики и внешнеэкономических связей Южного федерального университета (Ростов-на-Дону)


В статье рассмотрен организационно-экономический механизм управления со-циально-экономическими системами региона, учитывающими и интегрирующими принципы и критерии устойчивости в реальном процессе формирования устойчивого развития Южного региона, направления эколого-экономической региональной политики, приводящие к изменениям в развитии экологического бизнеса, внедрению инновационных ресурсо- и энергосберегающих технологий.
Разрешение противоречия между экономическими интересами и экологическим состоянием являются одной из первостепенных задач общества, связанных с поиском возможностей эффективного инновационного использования природных ресурсов и увеличения экономического роста. В этой связи особенно важно создание теоретико-методологического подхода к решению региональных эколого-экономических про-блем. С этой целью необходимо, в первую очередь, теоретическое осмысление явлений, процессов и противоречий на различных региональных уровнях организации эколого-экономических отношений. 
Региональный аспект концепции устойчивого развития предполагает в контексте глобальных вопросов учет целого ряда специфических особенностей того или иного региона страны: природных, этнических, социально-экономических, культурных и т.д. Основной тезис экономики устойчивого развития – радикальное изменение парадигмы развития, смены роли человечества в его взаимоотношениях с природой, реформирование системы образования и информационной политики на основе новой научной парадигмы. Нельзя не согласиться с высказыванием Т.А. Акимовой, что «экономика устойчивого развития - это экономика экологических ограничений, при которой не разрушается ее природная основа, сохраняются условия жизни, не происходит деградация здоровья человека и не увеличивается угроза безопасности общества» [2, С. 4-6]. Главным методическим подходом экономики устойчивого развития является нормативный подход. 
Базовый принцип устойчивого функционирования региона - постоянное усо-вершенствование, позитивная комплексная трансформация в экономической, экологи-ческой, социальной средах. Поэтому реализация экологической политики неизбежно приводит к изменениям в экономической региональной политике и в первую очередь в таких её сферах, как политика развития, политика управления, промышленная политика, политика в области образования, науки и пр. Модернизация промышленной политики, определяющей экономическую базу устойчивого роста региона, предполагает  развитие экологического бизнеса, внедрение инновационных ресурсо- и энергосберегающих технологий.
При этом организационно-экономический механизм устойчивого развития региона, на наш взгляд, должен лежать в основе формирования региональной социально-экономической политики, основной целью которой должна стать совершенствование существующего организационно-экономического механизма регулирования регионального развития посредством интегрирования в него концептуальных принципов устойчивого развития. При формировании организационно-экономичес¬кого механизма устойчивого развития должны использоваться методы наблюдения, экспериментального апробирования (реализации), имитационного и экономико-математического моделирования и др., отражающие динамику показателей устойчивости территории [3, С. 194-195].
Методологическая база анализа и обеспечения устойчивости экономики региона должна стать основой формирования эффективной региональной политики, направленной на достижение устойчивого развития, в связи с чем должна опираться на систему взаимосвязанных элементов, к которым, на наш взгляд, относятся принципы, критерии и индикаторы устойчивого развития, взаимоувязанные друг с другом и вписанные в политический процесс принятия решений на всех уровнях. В целом Концепция устойчивого развития базируется на трех основных принципах:
1)   Обеспечение сбалансированности экономики и экологии, т.е. достижение такой степени развития, когда люди в производственной или иной экономической дея-тельности перестают разрушать среду обитания.
2)   Обеспечение сбалансированности экономической и социальной сфер, взятых в её человеческом измерении, что означает максимальное использование в интересах населения тех ресурсов, которые дает экономическое развитие. 
3)   Решение задач, связанных с развитием, не только в интересах ныне живу-щих, но и всех будущих поколений, имеющих равные права на ресурсы.
Подходы к сбалансированию экономических, социальных и природных факторов при переходе к устойчивому развитию лежат на пути к социальной справедливости, устойчивой экономике и экологической устойчивости. Социальная справедливость неизбежно должна основываться на экономической устойчивости и социальном равенстве, а для этого необходима и экологическая устойчивость, что означает сохранение природного капитала. 
Экологическая устойчивость включает в себя сохранение биоразнообразия, здо-ровья человека, а также качества воздуха, воды и почвы на уровне, достаточном для поддержания жизни и благосостояния человека, а также жизни животных и растений на все времена. 
Критерии устойчивого развития – стратегические направления практической деятельности для осуществления принятых принципов развития. Для определения критериев устойчивого развития используются различные подходы. 
При формировании индикаторов устойчивости важно добиться систематизации показателей, так как различные показатели должны характеризовать процессы, проис-ходящие в трех различных видах систем (человек, экономика, природа), имеющие раз-личные пространственно-временные масштабы измерения. Далее, показатели должны отражать динамику систем и раскрывать взаимосвязи между системами и факторами, определяющими состояние систем.
Таким образом, необходима система показателей с четко обозначенными сфера-ми их применения и характеристиками взаимосвязи. Подходы к разработке показателей устойчивого развития осуществляются на основе уже известных моделей:
1) модель «нагрузка-состояние - ответная реакция» (НСО), (pressure-State-Response-model-PSR). Данная модель представляет собой попытку отразить взаимо-связь между основными составляющими устойчивого развития. Она была разработана в 1994 году Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЕСД). Эта модель объединяет показатели человеческой деятельности и состояния природной среды. 
2) модель «импульсы деятельности – состояние - ответная реакция» (ИСО) (Driving foces- State- Response- DSR-model). Схема ИСО позволила разработать индика-торы, принадлежащие к четырем различным измерениям: социальному, экономическо-му, экологическому и институциональному (Guven, 2001).
3) модель «импульсы деятельности – нагрузка – состояние – воздействие- ответ-ная реакция» (ИНСВО) (Driving foces- Pressure- State- Impact- Responsmodel), разрабо-танную европейским экономическим агентством (ЕЭА), основанной на модели НСО и предлагает основу для анализа взаимосвязанных факторов, воздействующих на при-родную среду (ЕЕА, 1999).
4) модель «импульсы деятельности- нагрузка- состояние- экспозиция результат – действия» (ИНСЭРД) (The Driving foces - Pressure- State- Eposure – Effects- Actionsmodel (DPSEEA-model). Данная модель разработана на основе модели ИНСВО и рассматриваются в основном вопросы воздействия экологических изменений на здоро-вье человека (WHO,1999).    
Общие критерии и условия устойчивости вытекают из правила «сохранения ос-новного капитала», отражающего определение устойчивого развития.
Стратегической целью государственной политики в области экологии является сохранение природных систем, поддержание их целостности и жизнеобеспечивающих функций для устойчивого развития общества, повышения качества жизни, улучшения здоровья населения и демографической ситуации, обеспечения экологической безопас-ности страны.
Государственная политика в области экологии базируется на следующих основ-ных принципах:
- устойчивое развитие, предусматривающее равное внимание к его экономиче-ской, социальной и экологической составляющим и признание невозможности развития человеческого общества при деградации природы;
- предотвращение негативных экологических последствий в результате хозяй-ственной деятельности, учет отдаленных экологических последствий;
- отказ от хозяйственных и иных проектов, связанных с воздействием на при-родные системы, если их последствия непредсказуемы для окружающей среды.
Одним из основных направлений перехода России к устойчивому развитию яв-ляется создание соответствующей правовой основы, включая совершенствование дей-ствующего законодательства, определяющего экономический механизм природополь-зования. В российской системе управления природоохранной деятельностью экономи-ческим методам отводится крайне незначительная роль, т.е. они фактически не являют-ся стимулом выполнения работ по охране окружающей среды. К методам экономиче-ского регулирования законом отнесено предоставление льгот по внедрению наилучших технологий и иных эффективных мер по охране окружающей среды. Величина платы должна учитывать относительную опасность загрязняющих веществ и устанавливается с учетом временно разрешенных лимитов на выбросы и сбросы, а также размещение отходов. При нарушении природоохранных нормативов и лимитов в зависимости от величины нанесенного ущерба окружающей среде предусматривается ответственность в соответствии с гражданским, административным и уголовным законодательством.
Одной из причин низкой природоохранной деятельности хозяйствующих субъ-ектов является слабый экономический механизм, действующий в сфере охраны окру-жающей среды и природопользования. В настоящее время главным элементом такого механизма являются платежи за загрязнение природной среды и пользование природ-ными ресурсами. Однако размеры их остаются низкими. С другой стороны, в суще-ствующих экономических условиях платежи не могут быть существенно увеличены, поскольку необходимо учитывать реальную платежеспособность потребителя. Поэтому действующая в сфере охраны окружающей среды и природопользования система платежей практически не способна стимулировать природоохранную деятельность хозяйствующих субъектов. По этой причине возрастает количество экологических преступлений. Динамика их по данным Росстата РФ (рис.1) указывает на серьёзность создавшегося положения в этой сфере. 
Как видно из рисунка 1 с 2000 года по 2009 год зарегистрирована динамика ро-ста экологических преступлений по ЮФО в целом и по областям, в 2010-2011 гг. коли-чество экологических преступлений снижается, исключение составляет Астраханская и Волгоградская области, где количество экологических преступлений превышает значения 2000 года.
 
Рисунок 1. Количество зарегистрированных экологических преступлений 
в ЮФО

Снижение уровня экологических преступлений за последний анализируемый год нельзя считать достаточным.
Экономический ущерб от нерационального использования природных ресурсов также незначительно сказывается на конечных показателях хозяйственной деятельно-сти предприятий. Рыночные механизмы пока еще не играют существенной роли в по-вышении эффективности природопользования. Развитие ресурсосберегающих и эколо-гически ориентированных технологий практически не стимулируется налоговой, кре-дитной и таможенной политикой.
Таким образом, прогнозирование охраны окружающей среды и природопользо-вания позволяет на основе выявленных тенденций определить региональную политику в этой сфере, наметить приоритетные направления для учета их при разработке и финансировании программ, внепрограммных мероприятий, совершенствовании нормативной правовой базы. В то же время необходимо отметить, что прогнозирование в этой сфере не предусматривает ряд важных показателей, которые могли бы характеризовать экологическую составляющую в экономическом развитии. К примеру, при определении основных макроэкономических показателей не учитывается природоемкость, измеряемая как затраты первичных природных ресурсов или единицы загрязнений на единицу произведенной продукции. Между тем рост таких показателей, как валовой внутренний (региональный) продукт, доход на душу населения и пр., в настоящий период базируется на техногенном развитии, т.е. сопровождается истощением природных ресурсов и загрязнением окружающей среды. Неразвитость обрабатывающей и перерабатывающей промышленности, инфраструктуры, отсталые технологии приводят к большим потерям природных ресурсов и сырья. Недооценка природных ресурсов как капитала и издержки от экологического ущерба не позволяют представить объективную оценку показателей экономического развития.
Любой сценарий социально-экономического развития города и региона должен быть экологически ориентированным, отвечать требованиям Федерального закона «Об охране окружающей среды» №7 - ФЗ от 10.01.2002, предусматривать мероприятия по ликвидации антропогенного влияния производственной сферы на качество жизни населения [1].
Социально-экономическое развитие региона должно сопровождаться созданием условий устойчивого природопользования, включающих наличие соответствующей нормативной правовой базы, снижение ресурсоемкости производства, структурную перестройку экономики, развитие наукоемких технологий, внедрение международных экологических стандартов и требований, развитие инновационной деятельности и др.
В настоящее время не существует альтернативы устойчивому развитию с точки зрения и общецивилизационных, и российских перспектив.
Поскольку устойчивое развитие - это социально-экономическое и экологическое измерение, то важно, чтобы в общепринятых показателях развития учитывалось влияние экологического фактора, то есть, чтобы они были экологически скорректированными. В настоящее время еще нет окончательных методологических разработок по исчислению влияния экологического фактора на общие показатели развития, но чисто логический анализ структуры общих показателей с учетом экологического фактора такую зависимость выявляет.
Общие показатели развития складываются под влиянием динамики и качествен-ных характеристик всех секторов социально-экономического комплекса. Устойчивость развития определяется степенью учета экологического фактора во всех отраслях, про-изводствах. Если идеология устойчивого развития идет сверху вниз, то практическая его реализация разворачивается снизу вверх, постепенно охватывая все сферы и ступе-ни социально-экономического комплекса.
Важнейшим показателем ориентации производств на устойчивое развитие явля-ется доля экологически чистой продукции или доля продукции, полученной на основе экологически усовершенствованных технологий по промышленности в целом и в от-дельных ее отраслях.
Одной из центральных задач устойчивого развития региона является ориентация на потребление экологически чистых товаров - важнейшего фактора улучшения здоровья населения. Показатели учета экологического фактора выступают в роли важного, полезного инструмента, позволяющего оценивать степень прогресса в ориентации на путь устойчивого развития. Все показатели социально-экономического развития должны быть сориентированы на обеспечение экологического равновесия.
Важно обеспечить адекватное финансирование охраны окружающей среды как одного из приоритетных направлений деятельности государства и установление меха-низма финансовых гарантий, включая экологическое страхование, связанных с воз-можным негативным воздействием на окружающую среду, что можно осуществить на основе государственно-частного партнерства (ГЧП). ГЧП является эффективным спо-собом концентрации ресурсов на приоритетных направлениях экономического разви-тия страны. Однако оно требует высокого уровня доверия между государством и биз-несом.
Говоря о партнерстве на местном уровне, необходимо отметить, что экономиче-ское благополучие складывается на основе взаимодействия основных субъектов - пра-вительства, коммерческого и некоммерческого секторов. Бизнес способен стать также проводником государственной, региональной и местной политики. Предприниматели заинтересованы в формировании среды, в которой они могли бы свободно функциони-ровать. Поэтому взаимодействие бизнеса и власти на основе партнерства является ос-новой развития устойчивой экономики региона.

Список используемой литературы:
1. Федеральный закон РФ «Об охране окружающей среды» № 7-ФЗ от 10 янва-ря 2002 года //Российская газета. - 2002, 12 января.
2. Акимова Т.А. Устойчивый экономический рост или устойчивое развитие. Проблема выбора стратегий //Проблемы устойчивого развития экономики региона. Научно-аналитическое издание. - Ростов н/Д, Изд-во «АкадемЛит» 2011. - №1. 
3. Савон Д.Ю., Сафронов А.Е. Современные инструменты государственного регулирования охраны окружающей среды мегаполисов (на примере Ростовской агло-мерации) //Научная мысль Кавказа. Научный и общественно-теоретический журнал. Ростов-на-Дону: Изд-во Северо-Кавказского научного центра высшей школы ЮФУ, 2010. - №3.
 

Теория переходной экономики


Рынок и социализм: анализ теоретических воззрений
Marketing and socialism: an analysis of theoretical views


А.В. Алиева, кандидат исторических наук, доцент кафедры «Философских и социаль-но-политических дисциплин», института Дружбы народов Кавказа
e-mail: anz7426@yandex.ru

A.V. Aliev, the candidate of historical sciences, the senior lecturer of chair «Philosophical and sociopolitical disciplines», institute of Friendship of the people of Caucasus
e-mail: anz7426@yandex.ru


Аннотация
Конец XX в. характеризовался массовым переходом целого ряда стран от адми-нистративной к рыночной экономике, в связи, с чем перед экономической наукой появилась целая группа проблем, которые прежде ей не приходилось ре-шать. Речь идет о проблемах, связанных с посткоммунистической трансформа-цией. В настоящей работе возникла необходимость осмысления и обобщения новых хозяйственных явлений, пересмотра доктрин и стратегий внутренней и внешней по-литики. Сделан вывод о том, что переходная экономика является объективным процес-сом, т.к. каждый этап исчерпывает свои ресурсы, чтобы перейти на новый уровень.
Abstract
The end of XX century was characterised by mass transition of variety of the countries from administrative to market economy, in communication, with what before an economic science there was a whole group of problems which to it should not be solved before. It is a question of the problems connected with postcommunist transfor-mation. In the present job there was a necessity of judgement and generalisation of the new economic phenomena, revision of doctrines and strategy internal and foreign policy. The conclusion is drawn that the transitive economy is objective process, since each stage settles the resources to pass to new level.

Ключевые слова: рыночные реформы, переходная экономика, экономическая история.
Keywords: market reforms, transitive economy, economic history.

Долгое время преобладала идея о том, что социализм, построенный в нашей стране, представляет собой не только прогрессивный, но и прочный общественный строй. В этой связи нельзя не согласиться  с Р. Рывкиной, которая пишет: «Советский образ жизни, советская  экономическая культура существовали очень долго, и были “вбиты” в сознание глубоко и исчезнуть вдруг не могут» [1]. Причины несовершенства капиталистической системы, заманчивость социализма как общества социальной спра-ведливости, а также возможность сосуществования двух систем не одно столетие зани-мают мысли отечественных и зарубежных исследователей. Учёные продолжают искать так называемый «третий путь», основанный на синтезе ценностей либерализма и соци-ализма.
Из истории известно, что социалистическая модель развития [2] в СССР сфор-мировалась в конце 20-х - начале 30-х гг. на базе  модели импортозамещающей инду-стриализации [3]. В основу принципов и форм советской экономической системы, лег-ла социалистическая идея, в основе которой были два тезиса: материальное равенство и управление социально-экономической жизнью со стороны общества. Советский Союз, «была главная страна социализма с почти вековым опытом жизни при социализме» [4]. На первый план выдвигалось материальное равенство, что касается политического и равенства перед законом, то сторонники социалистической идеи отодвигали его на второй план. Они считали, что подлинное равенство обеспечивается равенством материального благосостояния людей [5]. Отсюда, одним из фундаментальных постулатов социалистической идеи является необходимость управления социально-экономической жизнью со стороны высших органов общества. Например, материальные богатства теряются и гибнут из-за плохого использования, потенциально плодотворные экономические идеи не находят применения, а способности и энтузиазм членов общества не получают воплощения. Социалисты считали, что эти пороки общественной жизни, могут быть устранены рациональным управлением и научной организацией общества. Они полагали, что необходимо регулировать производство, распределение и потребление материальных благ. Для этого нужны некие высшие органы, которые имеют право, распоряжаться материальными ресурсами, трудом и результатами труда членов общества, в том числе и вопреки их желанию.
На разных этапах развития социалистической идеи возникали специфические разновидности социализма, однако при всём многообразии теоретических воззрений можно выделить основные характерные черты социалистической системы: обществен-ная собственность на средства и результаты производства, централизованное планиро-вание и регламентация процессов производства и распределения, принятие хозяйственных решений центральными плановыми органами, отсутствие эксплуатации и классового антагонизма, обязательность участия граждан в воспроизводственном процессе, отсутствие неравенства, социальная справедливость.
В связи с переходом России на рыночную систему хозяйствования и проведением экономических реформ, последовал отказ от использования плановых методов регулирования экономики. Широкое распространение получила идея «отделения государства от экономики». Советская модель, выработав практически весь свой экономический потенциал, проявила полную экономическую неэффективность. Такая модель могла приносить эффект в условиях краткосрочного периода времени для решения конкретных, часто больших задач с использованием чрезвычайных и мобилизационных методов. Но в долгосрочном периоде она просто не могла эффективно функционировать и, следовательно, произошедшие перемены в стране были обусловлены, прежде всего, процессами внутри самой системы, она оказалась нежизнеспособной и практически обреченной экономики. Исчерпав все свои возможности, ее крах был закономерен.  
В 90-е гг. Россия вступила на новый путь радикальных экономических реформ, это сопровождалось разрушением прежней тоталитарно-политической и администра-тивно-командной хозяйственной системы. В сложившихся условиях проведение эконо-мических реформ сопровождалось серьезными трудностями и ошибками в их осу-ществлении, нарастанием экономического и социального кризиса в обществе. Ход ры-ночных реформ был замедленным и не отличался комплексностью и особой поддерж-кой со стороны государства, поэтому начатые реформы не были завершены как предпо-лагали реформаторы. Следовательно, экономическое положение России в период ре-форм было очень сложным, что нанесло тяжелейший удар по основной массе традици-онно низкоэффективных производств в обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве, которые оказались нежизнеспособными. 
Реформы, проводимые после распада СССР, впервые стали обретать реально рыночные черты на практике. Взятому курсу на радикальные экономические реформы противоречила вся предыдущая история безуспешных попыток введения каких-либо элементов рынка, которые провалились и никак не повлияли на дальнейшее развитие постсоветской России. Главная задача, поставленная перед правительством Е.Т. Гайдара, заключалась в сломе старой командно-административной системы, создании основ рыночной экономики. Важно, что они принесли в экономику страны новое качество в виде создания рыночной инфраструктуры, развития предпринимательства, появления элементов рыночного саморегулирующего механизма, отказ от плановой модели экономики. 
Анализируя опыт экономического развития СССР, крупный английский советолог А. Ноув пишет: «Марксов социализм на деле оказался не научным, а утопическим» [6]. Он ошибочно выдвигал идею создания общества без товарного производства и денег, работающего на основе бюрократической иерархии плановой системы. Как мы видим, опыт СССР показал ее нежизнеспособность, цены выполняли лишь расчетные функции, а сама экономика стала затратной. Даже, сам термин «командная экономика», более точно отражающий суть советской экономики, впервые появился не у нас, а в США и впервые был введен в употребление Г. Гроссманом [7].
Исторический опыт стран - бывших членов СЭВ (Союза Экономической Взаи-мопомощи) показал, что социалистическая модель развития общества в сложившемся виде не является ни прогрессивной, ни эффективной в долгосрочной перспективе. В разных странах эта модель претворялась в жизнь по-разному, но результат ее везде был примерно одинаков. 
Тотальное огосударствление, существовавшее при Советском Союзе, означало, что только государство было собственником производственных ресурсов и только гос-ударство принимало экономические решения [8]. Хотя, формально собственность рас-сматривалась как общенародная, а государство выступало выразителем интересов всего общества. Но на самом деле работник был полностью отчужден от собственности, не говоря о том, что не мог получить свою долю общенародного имущества. Сложившаяся ситуация привела к тому, что реальным собственником стала административно-бюрократическая верхушка государства. Как можно наблюдать, периодически в стране предпринимались попытки ввести в систему экономического управления рыночные элементы, но эти попытки отторгались социалистическим строем. Например, частное производство, наем работников, рыночное ценообразование и др.
Отход от исторической концепции марксизма, согласно которой капитализм должен исчерпать себя, прежде чем уступить дорогу социализму, породил принципи-ально новый, но ущербно-иллюзорный, нежизнеспособный вариант исторического преодоления капитализма - вариант развития по социалистическому пути не после капитализма, а вместо него. Логика развития общественных отношений в таких условиях ведет не к социализму, а к «казарменному коммунизму» или «псевдосоциализму». В этой связи, согласно Марксу, - это устройство, возникающее там и тогда, где и когда еще нет ни объективных, ни субъективных предпосылок для естественно-исторического перехода к социализму, когда, задавшись целью "построить социализм любой ценой", становятся на путь преждевременного отрицания частной собственности, товарно-денежных отношений, рынка [9]. 
Нельзя улучшить систему, если она изначально не эффективна. Советская соци-алистическая модель объективно привела к кризису, к которому нельзя было не прийти в силу сложившихся обстоятельств. Произошедшие перемены были обусловлены внут-ренними процессами в самой системе, она оказалась нежизнеспособной и обреченной. Исчерпав все свои возможности, ее крах был закономерен. СССР был страной, десяти-летиями жившей в условиях социалистического строя. Поэтому никаких других стар-товых позиций для построения постиндустриализма, кроме социалистических в стране не было. Советский Союз мог только чисто внешне считаться великой и могущей дер-жавой, прежде всего благодаря своей военной и политической силе, что касается внут-ренней, то об этом и говорить не приходиться. Все это стало тяжелым наследием для будущего России, вставшей на путь рыночных реформ.
Таким образом, анализ теории социализма и опыта его реализации очень важны для нашей страны в современной исторической ситуации.
Во-первых, социализм возможен, только при общественной собственности на средства и результаты хозяйствования, обеспечивающей присвоение прибавочной сто-имости предприятий (хозяйств) всем обществом, что, в свою очередь, возможно только при её обязательном государственном отчуждении и последующем присвоении всеми и любыми членами общества по их потребностям и способностям. 
Во-вторых, в нашей стране в 30-50-ые годы был не социализм, а общество, вы-нужденное строить фундамент социализма в сложившихся условиях. 
В настоящее время  перед Россией вновь стоит проблема выбора пути развития. Падение советской государственной системы вызвало к жизни острые политические, социально-экономические проблемы в России. Судьба России во многом зависит от формирования развитого рыночного хозяйства, адекватного российским цивилизаци-онным основам, от эффективности деятельности политических сил, защищающих про-ведение демократических преобразований в стране. К концу 1991 г. экономическое положение России настолько ухудшилось, что иного варианта, чем радикальный вариант реформирования уже не было.

Список используемой литературы:
1. Рывкина Р. Переходное экономическое сознание в Российском обществе // Вопросы экономики. 1997,  № 5, с. 71.
2. Хайек Ф.А. Дорога к рабству. М., 1993; Мизес Л.Ф. Социализм. М., 1994; Kornai J. The Socialist System. The Political Economy of Communism. Oxford, 1992.
3. Гайдар Е.Т. Аномалии экономического роста. М., Евразия, 1997.
4. Попов Г. Проблемы выхода из социализма // Вопросы экономики. 2006, № 4, с.12.
5. Ханин Г.И. Советский экономический рост: альтернативная оценка // Коммунист. 1988, № 17, с. 85.
6. Nove А. The Economics of Feasible Socialism Revisited, Harper Collins Academie, 1991, p. 258. 
7. Post-Soviet Affairs. № 11, 1995, p. 109. 
8. Советская экономика: от плана к рынку / Под ред. В. Попова, Н. Шмелева. М.: Прогрес, 1991.
9. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.19, с.120.

References
1. Ryvkina R. Transitional economic consciousness in Russian society // Questions of economy. 1997, № 5, 71.
2. Hayek F.A. The road to serfdom. M., 1993; Mises LF. Socialism. M., 1994;            J. Kornai The 3. Socialist System. The Political Economy of Communism. Oxford, 1992.
3. Gaidar E.T. Anomalies of economic growth. M., Eurasia, 1997.
4. Popov Str. Problems of coming out of socialism // Questions of economy. 2006,     № 4, p.12.
5. Khanin G. I. The Soviet economic growth: alternative assessment // Kommunist. 1988, № 17, p. 85.
6. Nove And. The Economics of Feasible Socialism Revisited, Harper Collins Acade-mie, 1991, p. 258.
7. Post-Soviet Affairs. № 11, 1995, p. 109.
8. The Soviet economy: from plan to market, ed. In. Popov, N. Shmelev. M.: Progres, 1991.
9. Marx К., Engels F. CIT., т.19, p.120.
 

Формирование адаптационного хозяйственного механизма агроформирований в трансформационной экономике


Н.В. Зось-Киор, к.э.н., доцент, зав. кафедры, Луганский национальный аграрный уни-верситет (Украина)
Е.В. Рудыка, соискатель, Луганский национальный аграрный университет (Украина)

В настоящее время  действует так называемый хозяйственный механизм рыноч-ного типа, механизм действия которого, в силу его изменения в зависимости от различных факторов, практически не исследован. Развитие сельского хозяйства из-за различных факторов является лимитированным во многих государствах и уже много лет ему присущи низкие темпы роста товарооборота, значительные колебания экспорта, импорта сырья аграрного производства и колебания цен, неустойчивость конъюнктуры аграрных рынков.
Повышение эффективности функционирования хозяйственного механизма аг-рарных формирований и его адаптация к переменным экономическим условиям позво-лят преодолеть сложную ситуацию в аграрном секторе и способствовать его развитию. 
Многие ученые, в том числе Кравченко С. А., Степура А. С., Чухно А. А., счи-тают, что при построении нового хозяйственного механизма не обязательно отказы-ваться от централизованного планирования. Развитие планирования и программирова-ния, в том числе и на предприятиях аграрного сектора, наблюдается во Франции и Японии, латиноамериканских и других странах, в которых государственное планирование носит рекомендательный характер. Адаптация внутреннего хозяйственного механизма сельскохозяйственного предприятия к рыночным условиям должна ориентироваться как на использование новых возможностей, которые открывает рынок, так и на прошлый опыт и методический инструментарий [1, с.175]. 
Проведенная обработка методологических основ оценки эффективности хозяй-ственного механизма агропромышленного производства по 17 основным составляю-щим механизма (из них - 8 организационные, а 9 экономические), показала, что из мак-симально возможных 170 баллов оценки составляющих функционирования механизма оценили в 85 баллов, что обусловлено, прежде всего. недостаточным совершенством, гармоничностью и согласованностью отдельных составляющих, что снижает общую результативность работы механизма [2 с. 6-12].  
Постсоветские государства в своем развитии сразу перешли к рыночному хозяй-ственному механизму с ограниченным развитием социальной сферы и инфраструкту-ры. Результат этой трансформации имел такой разрушительный характер, что Украина, имеющая значительный научно-технический, производственный и интеллектуальный потенциал, оказалась фактически среди отставших стран  преимущественно сырьевого направления [4, с. 63].  Модели подобной трансформации экономики не существовало, поэтому последствия не были спрогнозированы. Приведем некоторые показатели со-стояния хозяйственных механизмов различных государств (табл.1).
В целом функционирование хозяйственного механизма предприятий можно ха-рактеризовать как не достаточно эффективное, но с положительной динамикой. За пе-риод 21 год наблюдается следующая тенденция производства аграрной продукции по категориям хозяйств - резкий спад и попеременные рост-падение (рис.1). 
За последние 10 лет продукция сельского хозяйства производится аграрными предприятиями и хозяйствами населения в соотношении почти 50% на 50%. Луганская область по показателям эффективности ведения сельского хозяйства в регионах Украи-ны, к сожалению, по большинству показателей находится на почти последних местах, из чего следует, что нужны действенные меры по усовершенствованию механизма хо-зяйствования аграрных предприятий, не достаточно адаптированного к современным экономическим условиям.

Таблица 1 – Особенности моделей действующих хозяйственных механизмов в аграрном секторе по странам мира
Показатели Страна
Украина Великобритания США Япония
Особенности
(специфика) Рост импорто-зависимости, уменьшение гос. собствен-ности, неста-бильность эко-номики, несо-вершенство на-логообложения Высокая импор-тозависимость, влияние государ-ства через систе-му госзаказов и манипулирова-ние налогами Направлен-ность на НТП,проду-цирование технологий, модерни-зация пред-приятий Технологичес-кая направлен-ность, соци-альное разви-тие, использо-ва-ние миро-вых достиже-ний
Регуляторы Рыночные и гос-ударст-венные Оптимальное со-отношение ры-ночных и государ-ственных регуля-торов Рыночные и государст-венные на основе про-гнозирова-ния и стра-тегического планирова-ния Общегосудар-ственные на основе 5-ти летних планов, которые не противоречат рынку
Уровень гос. регулирова-ния экономи-ческих процес-сов   ‹ 65%
38% 35%

Структура ко-нечной про-дукции по производ-ственным сфе-рам:
І : ІІ : ІІІ, %
16 : 52 : 32 Примерно
20 : 10 : 70
30 : 8 : 62
Примерно
20 : 10 : 70
Примечание. Оптимальное соотношение стоимости продукции трех сфер АПК в развитых странах мира 25-30% (И сфера): 10-15% (II сфера): 50-55% (III сфера), а количество занятых - от 20 до 35%.

За 2011 год наблюдаем улучшение в развитии аграрного производства предпри-ятий области (табл. 2). В среднем по Украине за 2011 год рассчитанные показатели вы-росли почти на 25%, хотя производство предприятиями валовой продукции животно-водства на 100 га сельхозугодий осталось почти на уровне 2010 года. По Луганской области также наблюдаем рост показателей указанных коэффициентов, однако рассчитывать среднее значение прироста в процентах, как по Украине, нецелесообразно так как наблюдаем рост показателя чистой прибыли от деятельности предприятий почти в 6 раз, и в 2,3 раза рост уровня рентабельности всей сельскохозяйственной деятельности (Луганская область по этому показателю среди областей находится на 8 месте), что связано с увеличением чистой прибыли почти в 2 раза и снижением себестоимости продукции. Положительная динамика в росте рентабельности производства наблюдается с 2000 года. Ведущие по этому показателю Марковский, Сватовский, Попаснянский и Перевальский районы с показателем рентабельности 47-51%. Если в 2000 году с отрицательным значением показателя рентабельности были 11 районов, то в 2011 году - только один Краснодонский район.

 
Рисунок 1. Продукция сельского хозяйства по категориям хозяйств, млн. грн.

По результатам сельскохозяйственной деятельности предприятий Луганской об-ласти (табл. 3) видим неравномерное состояние развития аграрной деятельности в рай-онах области. В лидерах по рангам рассчитанных средних показателей эффективности деятельности находятся Троицкий, Сватовский, Беловодский и Старобельский районы. Однако средние показатели по Украине несколько выше, чем рассчитанные по Луган-ской области. При этом Луганская область имеет потенциал в виде природных, геогра-фических и экономических условий для улучшения состояния области и жизненного уровня населения. 
Для обеспечения эффективного функционирования системы хозяйственного ме-ханизма аграрных формирований в современной экономике нужно учесть следующие факторы, которые через содействие повышению эффективности аграрного сектора, позволят решить и преодолеть экономические трудности, определить приоритетные направления для развития, сформировать конкурентоспособное производство (табл. 4).



Таблица 2 – Экономические показатели производства продукции сельскохозяй-ственными предприятиями Луганской области
Показатели
Украина Откло-нение 2011 к 2010г., % Луганская об-ласть Откло-нение 2011 к 2010г., %
2010г 2011г 2010г. 2011г
ВП с/х предприятий на 1 с/х предприятие, тыс. грн. 4918 5860 119,2 3392 4135 121,9
Производительность труда (производство ВП на 1 работ-ника предприятия), тыс. грн. 87,1 109,7 125,9 78,4 102 130,1
- в растениеводстве 76,4 103,1 134,9 65,3 95,7 146,6
- в животноводстве 108,8 124,2 114,2 101,8 114,5 112,5
Чистая прибыль от деятельно-сти с/х пред-приятий, грн. на 1 га 413 605 146,5 53 329 620,8
Чистая прибыль от деятельно-сти с/х предприятий, тыс.грн. на 1 работника 145,88 190,15 130,3 146,92 165,22 112,5
Уровень рентабельности всей с/х деятельности, % 21,1 27 128,0 11,6 27,7 238,8







 
Таблица 3 – Результаты сельскохозяйственной деятельности предприятий Луганской области
Районы Луганской области и г. Луганск Количество аграрных предприятий Площадь сельскохозяй-ственных угодий Чистый доход (выручка) Прибыль (убы-ток) Средний ранг по всем по-казате-лям
еди-ниц доля в общей сумме,% ранг тыс.га доля в общей сумме,% ранг доля в общей сумме,% ранг доля в общей сумме,% ранг
г.Луганск 26 7,24 4 8,73 0,46 19 15,20 2 0,59 17 11
Антрацитовский 18 5,00 9 96,43 5,05 6 1,73 18 2,28 14 12
Беловодский 27 7,52 3 135,51 7,10 1 7,31 5 5,34 7 4
Белокуракинский 19 5,29 8 119,92 6,28 2 4,38 9 4,62 8 7
Краснодонский 12 3,34 14 46,53 2,44 16 1,42 19 -0,36 19 17
Кременской 22 6,13 7 68,95 3,61 10 3,92 11 4,36 9 9
Лутугинский
15 4,18 13 40,36 2,11 17 3,18 14 0,03 18 16
Марковский 7 1,95 19 65,47 3,43 11 3,62 12 6,01 6 12
Меловской 9 2,51 16 57,71 3,02 12 1,92 16 2,56 13 14
Новоайдарский 17 4,74 10 70,10 3,67 9 27,97 1 1,70 15 9
Новопсковский 16 4,46 11 95,04 4,98 7 6,20 8 6,66 5 8
Перевальский 8 2,23 18 28,66 1,50 18 13,06 3 21,41 1 10
Попаснянский 10 2,79 15 50,88 2,66 15 1,75 17 2,83 12 15
Сватовский 30 8,36 1 111,15 5,82 3 7,52 4 12,44 2 3
Свердловський 9 2,51 16 56,70 2,97 13 2,62 15 1,44 16 15
Словяносербский 16 4,46 11 53,12 2,78 14 3,47 13 3,34 10 12
Станично-Луганский 29 8,08 2 89,68 4,70 8 4,17 10 2,94 11 8
Старобельский 23 6,41 6 101,42 5,31 5 6,25 7 9,37 4 6
Троицкий 26 7,24 4 103,97 5,44 4 7,26 6 11,53 3 4
Луганская область 359 100 1909,5 100
100 100
 
Таблица 4 – Факторы повышения эффективности функционирования предприя-тий аграрного сектора
Виды факторов Разъяснение 
Организационные предусматривают рациональную организацию предприятий по размерам, ресурсами, связи и взаимодействие внутренних и внешних элементов хозяйственного механизма предприятий
Рыночные определяются необходимостью считаться с законами рынка и функционированием предприятий в более совершенной системе
Экономические на мак-ро-,микроуровне определяют тактические и стратегические направления про-изводственно-экономической деятельности
Производственные их исходное состояние говорит о целесообразности и эф-фективности любого аграрного производства
Научного, профессио-нального и информа-ционного обеспечения должны обеспечить более эффективное ведение производ-ства в соответствии с научными рекомендациями, принятие верных решений в управлении, целенаправленное использование информации

Учитывая вышеприведенные результаты работы аграрных предприятий, можно выделить некоторые мероприятия менеджмента, которые целесообразно применять при обеспечении развития агроформирования и адаптации системы хозяйственного механизма к условиям трансформационной экономики (рис. 2). 
 
Рисунок 2. Основные мероприятия менеджмента, необходимые для усовершенствова-ния хозяйственного механизма агроформирований
Предлагаем также выделить следующие направления, которые могут способ-ствовать повышению эффективности функционирования хозяйственного механизма (рис. 3).

 Рисунок 3. Направления совершенствования хозяйственного механизма агроформиро-ваний

Из всего изложенного следует вывод: адаптация хозяйственного механизма аг-рарных формирований к современным условиям должна предусматривать: совершен-ствование методов планово-экономического воздействия на повышение эффективности производства продукции; внедрение современных ресурсосберегающих технологий; эффективное и рациональное использование материальных, трудовых, финансовых ресурсов; совершенствование структуры управления, планирования, регулирования цен и неценовых источников накопления, коммерческого расчета, методов и мероприятий, направленных на формирование стабильности состава работников, поощрение различных стимулов повышения производительности труда.

Список используемой литературы:
1. Коваленко Ю. С. Сільськогосподарське підприємство в ринковому середо-вищі. – К. : ННЦ ІАЕ УААН, 2000. – 204. 
2. Лузан Ю. Я. Організаційно-економічний механізм забезпечення розвитку агропромислового виробництва України: теоретико-методологічний аспект./ Ю. Я. Лу-зан // Економіка АПК. – 2011. - №2 – С.  3-12.
3. Официальный сайт Государственной службы статистики Украины [Элек-тронный ресурс] – Режим доступа: http://www.ukrstat.gov.ua
4. Чухно А. Господарський механізм та шляхи його вдосконалення на сучас-ному етапі. / А. Чухно. // Економіка України. – 2007. - №3 – С. 60-67.

 

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ И РЫНОЧНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ  В УСЛОВИЯХ СМЕНЫ ПАРАДИГМЫ

Г.М. Мишулин, к.э.н., доцент, директор по маркетингу ООО «КУБНЕТ»,
mgorg@yandex.ru (Краснодар)


Основываясь на определении рыночного механизма как механизма взаимосвязи и взаимодействия основных элементов рынка: спроса, предложения, цены, конкурен-ции и основных экономических законов рынка, в части рыночного инструмента воз-можно (не бесспорно) говорить о средстве, способе, активизирующем отдельные эле-менты рыночного механизма, обеспечивающем их взаимодействие. Такие инструменты можно классифицировать по целому ряду признаков: институциональные, экономические, финансовые, производственные, маркетинговые и др. И элементы рынка, и рыночные инструменты формируются и функционируют под воздействием совокупности факторов, отражающих характер, особенности, уровень развития социально-экономической системы в целом, т.е. под воздействием, в первую очередь, явных факторов. Комплекс взаимосвязанных и вытекающих один из другого определенных взглядов на содержание и систему путей решения рыночной задачи объединяются в различные концепции, представляющие собой способы понимания, трактовки, восприятия и гармонизации целеполагания и целедостижения (или адекватности одного другому). Цементирующим составом в последнем и выступает комплекс рыночного инструментария.
Что же касается развития рыночных инструментов, то оно должно происходить с учетом совокупности явных и неявных (и часто трудно осознаваемых) предпосылок, исследование которых формируют универсальный метод принятия эволюционных ре-шений, некую гносеологическую модель эволюционной деятельности. Здесь уже речь идет о парадигмальных аспектах. 
Развитие рыночных отношений в российской экономике сопровожда¬ется сменой социально-экономической парадигмы, основным ориентиром ко¬торой становится подчинение общемировым тенденциям. При этом происходит трансформация форм и структуры накопления, меняются критерии оценки богатства и представления об источниках экономического роста. Всеобщая форма движения экономики расширяет национальные рынки до уровня глобальных, определяя отношения вещной зависимости. Производство благ превращается в общественный процесс с высоким уровнем развития специализации, концентрации производства, массовостью выпуска продукции. Последнее влечет за собой обострение конкурентной борьбы за рынки сбыта, которая в условиях научно-технического прогресса требует все более совершенных инструментов влияния на обменные процессы в целях сокращения времени на управление контентом, «обработку» целевой аудитории и собственно трансакции, а значит, и в целом – на сокращение издержек на обращение. Ответ на этот вызов лежит исключительно в плоскости инноваций. Именно они позволяют решать задачи развития, активно влияя на системные элементы и формируя иное системное качество, которое предоставит науке возможность реализовать новые концептуальные подходы и установить предпосылки парадигмальных изменений.  
Итак, обозначена некая вербальная методологическая модель. Представляется возможным ее проследить на примере маркетинга, который будучи представленным в качестве системной деятельности субъектов рынка, осуществляемой в их внутренней и внешней средах и направленной на установление (формирование) потребности (спроса) и ее удовлетворение за счет предложения рынку конкурентоспособных товаров в целях получения экономического или иного эффекта.
Маркетинг унаследовал модель обмена от экономической теории, доминирую-щая логика которой основывается на обмене товарами, произведенными промышлен-ным способом. Эта логика сфокусирована на материальных ресурсах, встроенной цен-ности и трансакциях. 
Товарная концепция маркетинга сконцентрирована на том, что потребитель все-гда благоприятно отнесется к товару, если он хорошего качества и имеет умеренную цену. Потребитель заинтересован в таких товарах, знает о наличии изделий-аналогов и осуществляет свой выбор путем сравнения качества и цен на аналогичные товары дру-гих рыночных игроков. Достижение желаемого объема продажи и прибыли требует небольших затрат на маркетинговую деятельность. Практика реализации товарной концепции как симбиоза производственных и сбытовых амбиций субъектов рынка, реализуемых исключительно без воли потребителя, позволила установить предпосылки определенной экономической парадигмы, которая, автором определена как транзакционная. В данной парадигме вполне уютно чувствовали себя и производители, и продавцы, когда доминировал их рынок (рынок продавца). 
В настоящее время, когда рынок насыщен товарами, и коммерческий успех за-висит от новшеств (следует заметить, что инновационный продукт, созданный на пер-вой стадии общественного воспроизводства, в условиях перехода от одного технологи-ческого уклада к другому требует внедрения адекватных по характеру продуктов и на последующих стадиях), которые не каждый субъект способен внедрять (т.е. трансфор-мировать в инновации) в краткосрочном периоде, маркетинг крупных предприятий все больше стремится налаживать прямые контакты с потребителем, чтобы удержать его до появления уникального товара или коммерческого предложения. Практика реализации такой концепции, обозначенной в современных научных источниках как концепция маркетинга взаимодействий (взаимоотношения), предоставила возможность увидеть предпосылки другой экономической парадигмы, которая вполне логично может быть названа как коммуникационная. В этой парадигме, которая является симбиозом амбиций производителя и продавца, сглаживаемых предпочтени-ями потребителя, возможно продлить позитивные этапы жизненного цикла товара (фирмы). Коммуникационная парадигма способствует повышению значимости личных контактов в системе коммуникаций. Для нее характерна распределенная ответственность за принятие решений в области маркетинга в отношении всего персонала предприятия, поскольку предполагает участие в маркетинговой деятельности не только специалистов службы маркетинга, но и работников других структурных звеньев, включая менеджеров верхнего звена. Ответственность последних за формирование, обеспечение и развитие долговременных взаимовыгодных отношений в процессе взаимодействия организации с партнерами и клиентами (покупателями) многократно возрастает. В структуре затрат на инновации увеличивается доля затрат на коммуникационные инструменты.
Транзакционная и коммуникационная парадигмы могут сосуществовать.
С учётом того, что в транзакционной парадигме в более выгодном положении стоит продавец, а в коммуникационной – покупатель, то это скажется на улучшении качества продукции, так как, с учётом обратной связи, производитель будет более де-тально прислушиваться к своему потребителю. Так же это пойдёт на пользу и продав-цу, так как он начнёт выпускать то, что действительно пользуется спросом.  
Удивительно, что научный мир не обратил должного внимания на тенденции к распространению аутсорсинговой концепции маркетинга, реализация которой демон-стрирует не явно видные предпосылки для рассуждения о третьей парадигме, которая характеризуется определенно новой организацией бизнес-процесса (организационная парадигма). В организационной парадигме прослеживаются тенденции к полному вы-ведению маркетинга за пределы фирмы с целью высвобождения дополнительных тру-довых ресурсов и концентрации усилий сотрудников на выполнение ключевых задач. Функционирование предприятия в данной парадигме станет более устойчивым даже в условиях кризиса. Перспективы развития организационной парадигмы связаны со сле-дующим:
- предприятия получают независимый маркетинг: ведь в условиях слабо про-свещенного менеджмента, коим является менеджмент российский, маркетологи зача-стую выполняют все, кроме основной функции - продвижения товара и обеспечения продаж;
- аутсорсер аккумулирует профессионалов, создает потенциал опыта и креатива, значение которого для становления российского рынка трудно переоценить;
- технико-технологические условия пятого технологического уклада (в особен-ности, технологии удаленного рабочего стола, «облачные технологии» глобальной сети и т.п.) обеспечивают «эффект постоянного присутствия» независимой маркетинговой структуры в требуемом месте.
А что же дальше? Видны ли сегодня предпосылки дальнейшего развития марке-тинга как рыночного инструмента? Да, видны!
1. Переход от техногенной к социокультурной парадигме развития социально-экономических систем будет сопровождаться коренным изменением отношения к ре-сурсам: от нещадной их эксплуатации к сохранению и рациональному использованию. Понимание неизбежности этого процесса имеет место. Основной концепцией марке-тинга станет социально-этичный маркетинг. 
2. Переход к шестому технологическому укладу будет связан с радикальным усилением роли и влияния информационно-коммуникационных систем на индивида, внедрением технологий дистанционного синтеза материальных объектов; потребление будет основано не на меняющихся предпочтениях и желаниях, а на обеспечении жиз-недеятельности на основе телеметрических данных потребителя, всецело отданного интеллектуальному труду и т.п. 
3. Рынок полностью уйдет в кибер-пространство и будет функционировать в ограниченном спектре потребительского спроса. 
Зачатки сказанного уже имеют место, а значит сегодня уже следует обратить внимание на кибер-пространственную экономическую парадигму, для которой ученым предстоит разработать и предложить кибер-маркетинговую концепцию и эффективный инструментарий ее воплощения.
Представленный в статье методологический подход может иметь важное значе-ние на пути модернизации российской социально-экономической системы, но … непременно при наличии определенно необходимых условий для его реализации, как и для реализации любых других научных подходов. Одним из таковых вполне обосно-ванно может стать системная платформа-триада: просвещенный менеджмент, иннова-ционный маркетинг и продвинутые информационные системы и технологии. Первый элемент триады базируется на четком представлении роли каждого сотрудника в орга-низации предприятия в сочетании с постоянным обучением и повышением квалифика-ции. Это периодическое обновление технологий управления производством, процесса-ми, информацией, проектами, принятием решений. Второй элемент – требование со-временного рынка, характеризующегося крайне высокой конкуренцией. Третий эле-мент – это объективная необходимость, формируемая научно-техническим прогрессом. 
Реалии же российской модернизации свидетельствуют о том, что налицо фено-мен, представляющий собой попытку изменения качества сложной системы несистем-ными средствами. Явные противоречия между целеполаганием и целедостижением, в том числе вызванные несовершенством, отсталостью и рыночных инструментов, и  их пользователей как следствием снижения качества науки и образования приводят к то-му, что для целого ряда субъектов рынка движение к инновационным моделям хозяй-ствования носит инволюционный характер. Как вывести их на траекторию инноваци-онного развития? Кто возьмет на себя эту миссию? И вообще, готовы ли мы к этому? Ответы на поставленные вопросы возможно получить лишь тогда, когда глубокие зна-ния процессов и явлений, адекватное, а лучше опережающее, реагирование на их изме-нения, а не повсеместное агрессивное дилетантство и безоглядный прагматизм, станет характерной чертой процесса модернизации. 

Список используемой литературы:
1. Варго С., Лаш. Р. Развитие новой доминирующей логики маркетинга // Рос-сийский журнал менеджмента. Том 4. – № 2, 2006.
2. Киселева П. Маркетинг-аутсорсинг // Маркетинг и маркетинговые исследова-ния. – № 2, 2008. 
3. Чесноков Д.Е. Маркетинг во время и после кризиса // Маркетинг и маркетин-говые исследования. – № 2, 2009. 
4. Луцева О.А. Передавать маркетинговые исследования на аутсорсинг или про-водить собственными силами? Опыт формирования в компании маркетинговой службы // Маркетинг услуг. – № 3, 2010.  
5. Кетова Н.П. Маркетинг и коммуникации в российской экономике: традиционные концепции и новые императивы // Экономико-правовые аспекты стратегии модернизации России: потенциал и перспективы реализации социальных и технологических инноваций. Материалы международной научно-практической конференции / Под ред. О.В. Иншакова, Г.Б. Клейнера, В.В. Сорокожердьева,           З.М. Хашевой. – Краснодар: ЮИМ, 2011.
6. Блог руководителя компании «НЕОКОН» Михаила Хазина. – Режим доступа: http://khazin.livejournal.com/.



 

Управление отраслями и комплексами народного хозяйства


СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЕМ БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ

В.С. Дадыкин, аспирант, Брянский государственный технический университет (Брянск)


Аннотация:  Для интенсивного развития в современных условиях Брянская об-ласть обладает надежной минерально-сырьевой базой (МСБ) с весьма значительными в масштабах ЦФО запасами полезных ископаемых, на базе которых функционируют горнодобывающая и часть предприятий перерабатывающей промышленности. В то же время, система управления недропользованием должна соответствовать современным экономическим условиям, задачам стратегического развития региона, требованиям ин-новационности и прогрессивности.

Геополитическое положение Брянской области определяется: выгодным эконо-мико-географическим расположением; наличием в регионе многоотраслевого промышленного комплекса и научно-технических ВУЗов; высоким уровнем транспортной освоенности; трудовыми ресурсами с высоким профессиональным уровнем подготовки; сочетанием большого количества разведанных месторождений полезных ископаемых, часть которых носит комплексный характер. Для интенсивного развития в современных условиях Брянская область обладает надежной минерально-сырьевой базой (МСБ) с весьма значительными в масштабах ЦФО запасами полезных ископаемых, на базе которых функционируют горнодобывающая и часть предприятий перерабатывающей промышленности.  
Баланс запасов полезных ископаемых включает 19 видов, включающих место-рождения фосфоритов, фосфатных титан-циркониевых песков, стекольных и формо-вочных песков, сырья для производства цемента (глины, мел, трепел, песок), тугоплав-ких глин, мела для стекольной промышленности, строительных материалов (мел для строительных работ,  трепел для производства термолита,  глины, суглинки кирпичные, глины для производства керамзита, песчано-гравийные смеси и  строительные пески), полезных ископаемых для сельского хозяйства (мел для известкования кислых почв, торф, сапропель, органоминеральные отложения) (таблица 1). На государственном балансе числится 770 месторождений (рис. 1). 
 
Рисунок 1. Структура разведанных запасов твердых полезных ископаемых
В Конституции РФ и законе «О недрах» заключается важное концептуальное положение о совместном решении вопросов в сфере недропользования между феде-ральными и региональными органами власти. Так, например, в законе «О недрах» вво-дится понятие участков недр федерального и местного значения. Перечень участков недр федерального значения официально опубликовывается федеральным органом управления государственным фондом недр в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, в официальном издании Российской Федерации. 

Таблица 1 – Классификация полезных ископаемых Брянской области 
Группа и подгруппа полезных ископаемых Вид полезного ископаемого
Горючие ископаемые Торф
Металлические ископаемые Титан, цирконий
Неметаллические ископаемые Минеральные удобрения Фосфориты
Органоминеральные отложения
Керамическое и огнеупорное сырье Глины тугоплавкие
Строительные материалы Карбонатные породы Мел для строительных работ
Мел для производства цемента
Глинистые породы Глины, суглинки кирпичные
Глины для производства цемента
Глины для производства керамзита
Обломочные породы Песчано-гравийные смеси
Пески для строительных работ
Прочие ископаемые Пески формовочные
Пески стекольные
Мел стекольный
Мел для известкования кислых почв
Трепел
Сапропель
Лечебные грязи

К участкам недр местного значения относятся: участки недр, содержащие обще-распространенные полезные ископаемые; участки недр, используемые для строитель-ства и эксплуатации подземных сооружений местного и регионального значения, не связанных с добычей полезных ископаемых [1].
Участки недр, не отнесенные к объектам федерального значения и служащие для обеспечения потребностей Брянской области в минеральном сырье, размещении под-земных сооружений различного назначения, а также обеспечении потребностей от-дельных городов и районов Брянской области подземными водами, имеют статус объ-ектов регионального значения. Определение регионального перечня полезных ископа-емых, относимых к общераспространенным, осуществляется уполномоченными орга-нами государственной власти Российской Федерацией совместно с органами государ-ственной власти Брянской области [2]. 
К общераспространенным полезным ископаемым (ОПИ) согласно распоряже-нию МПР России и администрации Брянской области № 82 от 13.12.2005 относятся виды, перечисленные в таблице 2.  
Таблица 2 – Перечень общераспространенных полезных ископаемых по Брян-ской области [2]
Вид полезных ископаемых, относимых к ОПИ Исключаются из ОПИ
глины, гравий, валуны без исключений
глины кроме используемых в фарфорово-фаянсовой,, металлургической, лакокра-сочной и цементной промышленности
трепел, опока кроме используемых в цементной и сте-кольной промышленности
мел кроме используемого в цементной, хими-ческой, стекольной, резиновой, целлюлоз-но-бумажной промышленности
мергель кроме используемого в цементной про-мышленности
песок кроме стекольного
песчано-гравийные материалы без исключений
сапропель кроме используемого в лечебных целях
суглинки кроме используемых в цементной про-мышленности
торф кроме используемого в лечебных целях

Управление фондом недр в части региональных и местных участков осуществ-ляет администрация Брянской области в лице Комитета природопользования и охраны окружающей среды, лицензирования отдельных видов деятельности. Основными зада-чами комитета являются:
– осуществление государственного управления в области охраны окружающей среды на территории Брянской области;
– участие в проведении государственной политики в сфере охраны окружающей среды, в области обращения с отходами, охраны атмосферного воздуха на территории Брянской области;
– осуществление организации и проведения в порядке, определяемом законода-тельством Российской Федерации, государственной экологической экспертизы объек-тов регионального уровня;
– обеспечение охраны окружающей среды, экологической безопасности на тер-ритории области;
– осуществление регионального государственного экологического надзора;
– обеспечение охраны окружающей среды, экологической безопасности, рацио-нального использования природных ресурсов на территории области;
– лицензирование отдельных видов деятельности, отнесенных к компетенции субъекта Российской Федерации в области охраны окружающей среды и природополь-зования [3].
Среди перечисленных задач, на мезоуровне отсутствует важная задача воспро-изводства минерально-сырьевой базы (ВМСБ). Под воспроизводством, по нашему мне-нию, следует понимать процесс обеспечения минерально-сырьевого рынка ресурсами и достижения равновесия добычи и погашения запасов минерально-сырьевой базы, удовлетворяющей потребности того или иного региона. Основной задачей государственного регулирования отношений недропользования является обеспечение воспроизводства минерально-сырьевой базы, ее рационального использования и охраны недр в интересах нынешнего и будущих поколений народов Российской Федерации [1]. Рассмотрим структуризацию целей и задач ВМСБ по уровням управления (таблица 3).

Таблица 3 – Структуризация целей и задач стадий ВМСБ по уровням управ-ления
Наименование стадии Уровни управления
Федеральный (макро-уровень) Региональный (мезо-уровень) Недропользователь (микроуровень)
Выбор объектов геологического изучения недр Выбор территорий, наиболее эффектив-ных с точки зрения наличия стратегиче-ских запасов. Подготовка участков, имеющих инвестици-онную привлекатель-ность. Изучение только высокорентабель-ных для освоения участков.
Проведение ра-бот по геологи-ческому изуче-нию недр Проведение работ в малоизученных райо-нах, на континенталь-ном шельфе. Максимизация изу-ченности территории региона. Детальная разведка на лицензионном участке недр.
Оценка запасов на выявленных в ходе изучения участках недр Количественная и ка-чественная оценка минерально-сырьевого потенциа-ла. Конъюнктурная оцен-ка запасов. Конъюнктурная оценка запасов на лицензионном участке недр.
Проведение ли-цензирования месторождений (участков недр) Обеспечение опти-мального состояния развития минерально-сырьевого потенциа-ла. Подготовка макси-мального количества участков недр обще-распространен-ных ПИ для освоения и увеличения объема поступлений в бюд-жет. Получение лицен-зий на высокорен-табель-ные место-рождения.
Финансирова-ние ГРР Геологическое изуче-ние недр в наиболее перспективных райо-нах и воспроизводст-во МСБ в части необщераспростра-ненных, наиболее ли-квидных ПИ, привлечение средств инвесторов. Комплексное геоло-гическое изучение недр всего региона в части общераспро-странен-ных ПИ, при-влечение инвестиций. Проведение геоло-горазведоч-ных работ за счет соб-ственных средств.
Степень освое-ния месторож-дений Наиболее комплекс-ное освоение место-рождений необщерас-простра-ненных ПИ Наиболее комплекс-ное освоение место-рождений общерас-пространен-ных ПИ Разработка наибо-лее рентабельных месторождений 
Налогообложе-ние недрополь-зователей Максимально воз-можного пополнение федерального бюдже-та Максимально воз-можного пополнение регионального бюд-жета Уменьшение нало-гооблагаемой базы

Анализ состояния воспроизводства минерально-сырьевой базы на макроуровне, микроуровне и мезоуровне показал наличие разноплановых, а иногда и взаимоисклю-чающих целей и задач.
При выборе направления по воспроизводству минерально-сырьевой базы госу-дарство ставит цель выбора территории наиболее эффективных для подготовки страте-гических запасов полезных ископаемых. На мезоуровне приоритет отдается участкам недр, имеющим инвестиционную привлекательность. В то же время, на микроуровне цель недропользователя состоит в выборе высокорентабельных участков недр.
На стадии обоснования геологического изучения недр на макроуровне выбира-ются наименее освоенные районы, включая и континентальный шельф, на котором ве-дутся работы по обоснованию внешней границы Российской Федерации и поиски углеводородного сырья. На мезоуровне задача состоит в повышении изученности территории региона. На микроуровне - задача состоит в детальном изучении недр в пределах лицензионного участка.
Государство стремится с наибольшей степенью достоверности оценить состоя-ние воспроизводства минерально-сырьевого потенциала, на уровне региона оцениваются только дефицитные и выбывающие запасы полезных ископаемых. Добывающие предприятия, в зависимости от конъюнктуры мировых рынков сырья, могут или предельно занижать запасы и уровни добычи полезных ископаемых, или максимально завышать их с целью последующей капитализации акций на фондовом рынке [1] [4].
Таким образом, вопрос воспроизводства минерально-сырьевой базы необходимо решать на макро, микро и мезо-уровне. Если ставить задачу на уровне государства и региона, то решить ее можно путем программно-целевого финансирования работ по воспроизводству, например, твердых полезных ископаемых. Что касается средств инвесторов, то необходимо создавать условия для привлечения инвестиций. По мнению экспертов, решить данную задачу можно, лишь создав условия для формирования малого геолого-разведочного бизнеса – юниорных компаний, аналогичных канадским и австралийским [5].
В условиях рыночной экономики, любой бизнес, в том числе геологоразведоч-ный стремится работать в комфортных условиях. При выборе объектов инвестирования подвергаются тщательному анализу уровень налогообложения, стоимость рабочей силы, наличие политических рисков, степень криминализации общества. 
Анализируя опыт Канады и Австралии, можно сделать вывод о необходимости внесения изменений в процесс получения и права пользования недрами, налогообложения в проведении геологоразведочных работ. Данную задачу необходимо решать на общегосударственном уровне. На региональном уровне, при прочих равных условиях, приоритет инвестора получают регионы, в которых в свободном доступе находится необходимая геологическая информация [5]. 
Обобщая вышесказанное, основными проблемами в управлении недропользова-нием региона в условиях рынка являются:
– сложность и высокая длительность процедур предоставления недр в пользова-ние;
– процесс лицензирования недропользования не связан с переходом к косвенным формам и методам государственного регулирования деятельности недропользователей в направлении повышения эффективности;
– предоставление участков недр в пользование не увязано с прогнозом социаль-но-экономического развития региона;
– значительные потери бюджета, связанные с безлицензионной добычей полез-ных ископаемых.
Для решения перечисленных проблем нами предлагается разработка и внедре-ние в систему правления недропользованием Геологической информационно-аналитической системы (ГИАС). Система ГИАС базируется на информационной базе данных, содержащей открытую геологическую информацию о месторождениях и участках недр на территории Брянской области. Рассмотрим реализацию ГИАС с точки зрения функций управления (таблица 4).

Таблица 4 – Реализация основных функций управления в ГИАС
Функция управления недропользованием Реализация в системе ГИАС
Планирование Выбор направлений геологического изу-чения недр региона
Организация Выбор объектов изучения, ответственных исполнителей, финансирования, проведе-ние аукционов на участки недр
Мотивация Финансирование работ согласно методике определения инвестиционной привлека-тельности
Контроль Проведение ревизионных обследований разрабатываемых месторождений, выяв-ление фактов безлицензионной добычи с правлением космических и аэрофотосним-ков
Учет Ведение геологических балансов запасов по месторождениям, подготовка управ-ленской отчетности.

В процессе построения ГИАС выделяются следующие основные этапы (таблица 5):
Важной особенностью разработки системы является итерационный способ по-строения. Это позволяет на любом из этапов, в связи с уточненными требованиями или найденными ошибками, вернуться на предыдущий уровень.


Таблица 5 – Основные этапы создания системы ГИАС
Содержание этапа Ожидаемые результаты
1. Анализ требований к системе и фор-мализация предметной области Техническое задание
2. Интеграция источников информации Проект системы
3. Разработка макета системы с после-дующим уточнением и детализацией функционала Логическая структура базы данных
4. Организация импорта ретроспектив-ных данных и увязка классифи-каторов Физическая реализация системы
5. Тестирование и пробная эксплуатация Отчет о тестировании

Важной особенностью разработки системы является итерационный способ по-строения. Это позволяет на любом из этапов, в связи с уточненными требованиями или найденными ошибками, вернуться на предыдущий уровень.
Анализ требований к системе и формализация предметной области предполага-ют определение основных экономических категорий (сущностей), которые представ-ляют собой неделимые, в рамках предметной области элементы. Нами предлагается рассматривать в качестве таковых месторождение и участок недр. 
Объекты в системе ГИАС группируются по трехуровневой архитектуре: регион – административный район – месторождение. По каждому месторождению формирует-ся паспорт, содержащий репрезентативные показатели, содержащие информацию по фактическому расположению месторождения, его границам, состоянию месторожде-ния, балансовым и общим запасам (таблица 6).

Таблица 6 – Характеристика месторождения (участка недр)
Наименование показателя Источник данных
Наименование месторождения Государственный баланс запасов
Местоположение Геологический отчет
Вид сырья, единица измерения Государственный баланс запасов
Наименование недропользователя, номер ли-цензии, срок действия Государственный баланс запасов
Состояние месторождения Государственный баланс запасов
Балансовые запасы категории A+B Государственный баланс запасов
Балансовые запасы категории C2 Государственный баланс запасов
Дата утверждения, номер протокола, кем утверждены Геологический отчет
Общие запасы категории A Государственный баланс запасов
Общие запасы категории B Государственный баланс запасов
Общие запасы категории C1 Государственный баланс запасов
Общие запасы категории A+B+C1 Государственный баланс запасов
Общие запасы категории C2 Государственный баланс запасов
Общие запасы забалансовые Государственный баланс запасов

ГИАС позволяет решать следующие задачи:
• формирование и унифицированное ведение геологических информационных ресурсов (балансов, реестров, данных статистической отчетности);
• информационное обеспечение мониторинга состояния недр и недропользова-ния на уровне региона;
• информационно-аналитическая поддержка контроля в области использования и охраны минеральных ресурсов (оценка результатов выполнения геологоразведочных работ (ГРР), проверка выполнения условий лицензионных соглашений);
• информационно-аналитическая поддержка планирования изучения и освоения минеральных ресурсов (формирования программ воспроизводства минерально-сырьевой, выбора стратегии освоения геологических объектов региона);
• получение, анализ и обобщение информации на различных иерархических уровнях управления недропользованием с формированием материалов для регламенти-рованной и нерегламентированной отчетности (справки, бюллетени, балансы, доклады, тематические карты, диаграммы).
Таким образом, система ГИАС решает важную комплексную задачу информа-ционно-аналитического обеспечения процесса управления недропользования, может использоваться на региональном уровне, как система поддержки принятия управленче-ских решений (СППР). Реализация функций СППР возможна при реализации всех ос-новных функций управления. В то же время, при условии предоставления доступа че-рез веб-интерфейс, ГИАС может использоваться недропользователями как информаци-онно-поисковая система (ИПС), что позволит привлечь инвестиции в разработку дей-ствующих разведанных месторождений, а также поиски и разведку новых месторожде-ний, в рамках решения задачи воспроизводства минерально-сырьевой базы и ком-плексного социально-экономического развития региона.   

Список используемой литературы:
1. Закон РФ от 21.02.1992 N 2395-1  «О недрах» (ред. от 28.07.2012) [Элек-тронный ресурс] http://www.consultant.ru/
2. Закон Брянской области от 5 августа 2002 года N 48-З «О недропользовании на территории Брянской области» [Электронный ресурс] http://www.kpl32.ru/zakonodatelstvo/
3. Постановление от 19 января 2012 г. N 29 [Электронный ресурс] http://www.kpl32.ru/zakonodatelstvo1/
4. Орлов В.П. Немерюк Ю.В. Государство и минерально-сырьевая база. — М. : Геоинформмарк, 2001. — 34-42 c.
5. Ставский А.П. Новые идеи в недропользовании: баланс интересов центра, регионов и бизнеса // Минеральные ресурсы России: Экономика и управление. 2008. №5
 

ОРГАНИЗАЦИЯ УЧЕТНОГО ПРОЦЕССА ИНОСТРАННОЙ КОМПАНИИ

Ю.Ю. Королев, к.э.н., доцент, УО ФПБ «Международный университет «МИТСО» (Республика Беларусь)


Формы бухгалтерского учета. В процессе исторического развития бухгалтер-ский учет приобрел форму логичной, завершенной системы, которой присущи опреде-ленный набор учетных регистров, последовательность и способы записей в них фактов хозяйственной жизни. Возникло понятие «формы бухгалтерского учета», которые по-степенно менялись и совершенствовались.
Форма бухгалтерского учета – это комплекс взаимосвязанных регистров синте-тического и аналитического учета, разработочных и справочных таблиц, применяемых на предприятии для ведения учета, и существующие между ними информационные связи.
Особенности отдельных форм учета, т.о., определяют такие признаки, как внеш-ний вид регистров и их структура, взаимосвязь регистров синтетического и аналитиче-ского учета, применяемая техника получения и обработки первичной учетной инфор-мации и записи ее в учетные регистры [3].
Формы учета, как и вся система управления, исторически появлялись, развива-лись, совершенствовались, отмирали  и заменялись другими, более совершенными. В настоящее время в Республике Беларусь применяются следующие основные формы бухгалтерского учета и их комбинации:
– мемориально-ордерная,
– журнально-ордерная, 
– упрощенная,
– автоматизированная.
Рассмотрим теперь организацию учетного процесса в иностранных компаниях и определим, какая из современных форм учета, известная в мировой практике, применя-ется в общем случае за рубежом.
Журнал операций, главная книга и специальные журналы. Для хронологи-ческой регистрации операций (journalizing) иностранные компании чаще всего исполь-зуют журнал операций (General Journal) (главный журнал), в котором отражается ин-формация о произошедших операциях по мере их осуществления с описанием содер-жания операций и отражением корреспондирующих счетов (табл. 1). Каждая операция, зарегистрированная в Журнале в виде проводки (jornal entry), переносится затем в Главную книгу (General Ledger) (табл. 2). 

Таблица 1 – Журнал операций
Стр. 1
Дата Описание Ссылка Дебет Кредит
200Х г.
январь







Стр. 3
Дата Описание Ссылка Дебет Кредит
февраль
24 Страховка, оплаченная аван-сом
Денежные средства
Оплачен страховой полис на год 130
104 1,500
1,500

25 Услуги мобильной связи
Интернет-услуги
Счета к оплате
Принят к оплате счет за теле-коммуникационные услуги 510
520
201 800
200

1,000

….
март ….

Таблица 2 – Главная книга
Счета к оплате Счет № 201
Дата Статья Ссылка Дебет Кредит Сальдо
Дебет Кредит
200Х г.
январь
февраль 1 J 2 1,120 11,860
16 J 3 130 11,730
25 J 3 1,000 12,730
27 J 3 7,500 20,230
март
Услуги мобильной связи Счет № 510
Дата Статья Ссылка Дебет Кредит Сальдо
Дебет Кредит
200Х г.
январь
февраль
25 J 3 800 950
март
Процесс переноса проводок из Журнала в Главную книгу (posting), наглядно проиллюстрированный на рис. 1, состоит из следующих стадий:





Журнал операций
Стр. 1
Дата Описание Ссылка Дебет Кредит
200Х г.
январь
Стр. 3

Дата Описание Ссылка Дебет Кредит
февраль
24 Страховка оборудования, оплачен-ная авансом
          Денежные средства
Оплачен страховой полис на год 130
110 1,500
1,500

25
Услуги мобильной связи
Интернет-услуги
          Счета к оплате
Принят к оплате счет за телекомму-никационные услуги 510
520
201
800
200

1,000

….
Стр. 4
Дата Описание Ссылка Дебет Кредит
март

Главная книга
Счета к оплате Счет № 201
Дата Статья Ссылка Дебет Кредит Сальдо
Дебет Кредит
200Х г.
январь
февраль 1 J 2 1,120 11,860
16 J 3 130 11,730
25 J 3 1,000 12,730
28 J 3 7,500 20,230
март
Услуги мобильной связи Счет № 510
Дата Статья Ссылка Дебет Кредит Сальдо
Дебет Кредит
200Х г.
январь
февраль
25 J 3 800 950
март
Рисунок 1. Взаимосвязь Журнала операций и Главной книги
1. В Главной книге находится счет, задействованный по дебету в Журнале опе-раций;
2. По этому счету записывается дата операции и ссылка на страницу Журнала (J 1 – Журнал операций, страница 1);
3. По дебету счета отражается сумма, указанная по дебету в Журнале операций, и рассчитывается текущее сальдо по счету;
4. В Журнале операций в колонке «Ссылка» записывается номер счета из Глав-ной книги (перекрестная ссылка);
5. Затем таким же образом переносится информация для счета по кредиту.
Для часто повторяющихся (однотипных) операций с целью упрощения процесса записи и переноса могут открываться специальные журналы (Special Journals) для каж-дой группы таких повторяющихся операций: Журнал продаж (Sales Journal) – для реги-страции выставленных счетов за продажи в кредит; Журнал покупок (закупок) (Purchase Journal) – для регистрации покупок, сделанных в кредит; Журнал денежных поступлений (Cash Receipts Journal) – для регистрации поступления денежных средств и др.
В течение месяца соответствующие однотипные операции регистрируются в пе-речисленных выше журналах, а в конце месяца итоговые суммы переносятся в Главную книгу со ссылкой на соответствующий журнал. 
Для отражения детальной информации, например, по каждому дебитору и кре-дитору могут открываться вспомогательные книги (журналы) (Subsidiary Ledgers). Они не являются частью Главной книги, а аккумулируют лишь детальную информацию по счетам. Иногда их еще называют контрольными счетами (Controlling Accounts), и по сути они аналогичны аналитическим счетам или ведомостям, используемым в отече-ственной практике. 
Например, информация, о задолженности компании, с аккумулированная в соответствующей вспомогательной книге, необходима как для самих бухгалтеров, в частности при расчете величины резерва по сомнительным долгам, так и для принятия решений по управлению дебиторской и кредиторской задолженностями. Ведутся вспомогательные книги в произвольной форме. Перенос информации из специальных журналов в эти книги производится обычно ежедневно.
Использование журналов и вспомогательных книг, таким образом, позволяет сгруппировать однотипные первичные документы и максимально сократить количество регистрируемых проводок. При этом несколько изменяется процесс обработки информации, представленный ранее на рис. 1. Как видно из рис. 2, который иллюстрирует применение упомянутых выше регистров, в журнале денежных выплат с аккумулированы все операции по кредиту счета учета денежных средств на сумму $25,400. Эта сумма одним итогом отражена в последний день месяца в Главной книге по счету 110 «Денежные средства» (сумма $34,120 перенесена в конце месяца из журнала денежных поступлений, который на рис. 1 не представлен).
Поскольку для данного счета отведена отдельная графа по дебету, а также по нему ведется специализированный журнал покупок (Purchase Journal), то в графе «Счет кредитуемый/дебетуемый» журнала денежных выплат этот счет может не указываться. Для организации аналитического учета по счету 201 параллельно ведется вспомога-тельный журнал, куда данные разносятся ежедневно. Ежедневно переносятся в главную книгу и суммы из граф «Другие счета» журнала денежных выплат, как например страховка, оплаченная авансом.
Для сверки дебетовых и кредитовых оборотов счетов Главной книги в конце каждого месяца (как правило) и на конец года (обязательно) составляется пробный (проверочный) баланс (Trail Balance), который аналогичен по содержанию оборотной ведомости. Пробный баланс представляет собой таблицу, в которой представлены все счета Главной книги и конечное сальдо по каждому счету. Если в итоге получено ра-венство дебетовых и кредитовых сальдо счетов, то теоретически можно приступать к подготовке баланса.
Иногда в результате какой-либо операции сальдо счета м.б. «нехарактерным» (в отличие от нормального (обычного) сальдо – normal balance). Например, при возникно-вении банковского овердрафта счет «Денежные средства» может иметь кредитовое сальдо. Подобные «нехарактерные» остатки переносятся в пробный баланс такими, ка-кими они фактически сформировались: дебетовыми или кредитовыми.
Корректирующие записи. Отражение всех хозяйственных операций за отчет-ный период не гарантирует соответствия доходов и расходов данному учетному перио-ду, т.е. соблюдение принципа начислений. В отчетном периоде могут иметь место до-ходы и расходы, которые относятся к данному отчетному периоду, но не будут получе-ны или оплачены в денежном эквиваленте до следующего отчетного периода. Могут также существовать доходы и расходы, уже полученные или оплаченные, но которые должны быть распределены между несколькими отчетными периодами. Для соблюде-ния принципа начислений в конце отчетного периода в зарубежной учетной практике делаются т.н. корректирующие записи (adjustment entries).
Корректирующие записи всегда затрагивают один балансовый счет и один счет доходов или расходов, связанный с отчетом о прибылях и убытках. При этом корректировки никогда не затрагивают счета денежных средств [4]. 
Существует несколько видов корректирующих записей. Например, начисленные расходы (accrued expenses) или начисленные обязательства (accrued liabilities) отражают расходы, которые были понесены, но не были отражены в учете и не оплачены, т.е. представляют собой обязательства. Примерами таких расходов служит начисленная, но не выплаченная заработная плата, начисленные, но не уплаченные налоги, начисленные, но не выплаченные проценты, дивиденды и т.д.
Оценочные корректировки. Оценочные корректировки (estimated items) дела-ются в том случае, когда суммы доходов или расходов, которые должны быть отраже-ны в отчетном периоде, зависят от методик, применяемых бухгалтером. Классическими примерами таких оценочных корректировок являются начисление износа основных средств, начисление амортизации нематериальных активов и начисление резерва по сомнительным долгам. При отражении этих корректировок дебетуется счет расходов, а кредитуется соответствующий контр-активный счет (contra account).
Подготовка пробного баланса, баланса, отчета о прибылях и убытках и от-чета об изменениях капитала. Корректирующие проводки и оценочные корректиров-ки регистрируются, как правило, последним числом отчетного периода в Журнале опе-раций и переносятся в Главную книгу, после чего составляется скорректированный пробный баланс (Adjusted Trial Balance). Далее на основании скорректированного пробного баланса составляются отчет о прибылях и убытках, отчет об изменениях ка-питала (отчет об изменениях в собственном капитале или отчет о нераспределенной прибыли) и баланс. 

 
 
 
Процесс подготовки этих отчетов может быть формализован с помощью так называемой трансформационной таблицы или рабочего листа (Work Sheet), которая помогает проверить точность арифметических расчетов и облегчить составление фи-нансовой отчетности. Процедура составления трансформационной таблицы состоит из следующих этапов:
1. Запись сальдо счетов в соответствующие графы пробного баланса.
2. Запись корректирующих проводок и подсчетов итогов.
3. Расчет сальдо счетов с учетом корректирующих проводок и запись их в соот-ветствующие графы скорректированного пробного баланса и подсчет итогов.
4. Перенос сальдо трансформированного пробного баланса в соответствующие графы отчета о прибылях и убытках баланса.
5. Подсчет итогов отчета о прибылях и убытках и определение суммы чистой прибыли или убытка.
6. Перенос чистой прибыли или убытка  из отчета о прибылях и убытках в отчет о нераспределенной прибыли и определение величины нераспределенной прибыли.
7. Перенос сальдо реальных счетов в баланс, включая сальдо счета нераспреде-ленной прибыли.
Самый ответственный момент в составлении трансформационной таблицы и подготовки отчетов – определение чистой прибыли. Чистая прибыль рассчитывается с использованием сальдо номинальных (временных) счетов (temporary accounts). В отли-чие от постоянных счетов (permanent accounts), которые имеют конечное сальдо и от-ражаются в балансе (конечном балансе), номинальные счета сальдо не имеют и распо-лагаются в трансформационной таблице после (ниже) постоянных. 
Все счета доходов и расходов являются номинальными (временными) и закры-ваются в конце отчетного периода на счет «Сводный счет прибылей и убытков» («Свод доходов и расходов» или «Итоговая прибыль») (Income Summary Account). Сам сводный счет, сальдо которого составляет чистую прибыль либо чистый убыток, закрывается на счет «Нераспределенная прибыль» или «Вложения капитала» (Capital или Retained Earnings). Закрытие счета сопровождается также отражением начисленных дивидендов, которые переносятся с кредита счета «Дивиденды» на счет «Нераспределенная прибыль» («Вложения капитала»). Т.о., сводный счет прибылей и убытков играет промежуточную вспомогательную роль.
Таким образом, в конце года для завершения учетного цикла (accounting cycle) должны быть сделаны закрывающие записи (closing entries) обнуления счетов доходов и расходов, которые преследуют две главные цели:
1. Создание основы для следующего отчетного периода.
2. Расчет суммы чистой прибыли либо убытка.
Реверсные записи. Следующий шаг, который является не обязательным, – это обратные (аннулирующие) или реверсные записи (reversing entries). Они делаются в первый день нового учетного периода и представляют собой обратную запись коррек-тирующих проводок предыдущего учетного периода. Главное их назначение – упро-стить учет в следующем отчетном периоде, сделать его более удобным. Не все коррек-тирующие проводки могут реверсироваться. Не реверсируются предоплаченные расхо-ды и доходы. Не могут быть аннулированы обратными записями также оценочные корректировки. 
Таким образом, учетный цикл иностранного предприятия можно представить в виде следующей последовательности учетных работ:
1. Признание и оценка операций.
2. Регистрация операций в журнале операций или специальных журналах.
3. Перенос операций в главную книгу (ежемесячно из журнала операций или специальных журналов) и во вспомогательные книги (ежедневно из специальных жур-налов).
4. Подготовка пробного баланса.
5. Подготовка скорректированного пробного баланса (с записью скорректиро-ванных проводок в журнал операций и переносом в главную книгу).
6. Подготовка отчетности.
7. Закрытие временных счетов.
8. Подготовка реверсных записей (при необходимости).
Таким образом, система регистров, используемых в практике зарубежных ком-паний, взаимосвязь между ними и способы записей, которые определяют форму учета, не схожи с применяемыми в отечественном учете современными ручными формами (журнально-ордерной, мемориально-ордерной и упрощенной). Форма учета, которая на практике реализуется иностранными компаниями, схожа с Новоитальянской, впервые описанной в 1688 г. Ф. Гаратти без оборотной ведомости, заменяемой пробным балан-сом. Применение дополнительных специальных журналов (продаж, закупок, поступле-ний и выплат денежных средств), придают этой форме сходство с Французской формой учета, впервые описанной в 1685 г. М. де ля Портом, которая позволяет довольно эффективно сгруппировать и обработать первичные документы и максимально сократить количество регистрируемых проводок. Однако следует отметить, что в зарубежной практике значительно меньше внимания уделяется тому, какая именно форма учета реализуется той или иной компанией, на первое место выдвигается задача эффективного решения практических задач, безотносительно того, как это реализуется теоретически.

Список используемой литературы:
1. Донцова, JI.B. Анализ финансовой отчетности / JI.B. Донцова, Н.А. Никифо-рова. − М.: Дело и сервис, 2006. - 163 с.
2. Грузинов, В.П., Грибов, В.Д. Экономика предприятия: Учебное пособие для вузов. – М.: Финансы и статистика, 2009. – 208 с.
3. Королев Ю.Ю. Влияние британо-американской модели учета на развитие бухгалтерских идей в России, Беларуси и бывших советских республиках. Актуальные проблемы социально-экономического развития России: Матер. междунар. науч.-практ. конф. Ч. 1. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2007 г.
4. Пошерстник Н.В. Бухгалтерский учет на современном предприятии: учебно-практическое пособие. – 2-е изд. – Москва: Проспект, 2011. – 547 с. : ил.


 

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ИМПЕРАТИВЫ ФОРМИРОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ЭНЕРГОТРАНСПОРТНОЙ СУПЕРСИСТЕМЫ 

Е.Л. Логинов, д. э. н., Лауреат премии правительства РФ в области науки и техники, заместитель генерального директора Института экономических стратегий (Москва)
evgenloginov@gmail.com

ORGANIZATIONAL FORMATION IMPERATIVES OF THE RUSSIAN ENERGY TRANSPORT SUPERSYSTEM

Ph.D. in Economics, the Russian Government Prize Winner in Science and Technology Logi-nov E.L. (Research Institute of Economic Strategies)
evgenloginov@gmail.com


Ключевые слова: информационная система, энерготранспортная инфраструктура, интеллектуальные сети 
Key words: information system, energy and transport infrastructure, intellectual net-works
Аннотация
Анализируются проблемы внедрения интеллектуальных сетей с активно-адаптивными свойствами и возможностями оптимизации функциональных процессов управления энерготранспортной деятельностью в условиях формирования российской энерготранспортной суперсистемы.
Abstract
The article is devoted to the problems of implementing intelligent networks with ac-tive-adaptive properties and possibilities of optimizing the functional management process energy and transport activities in the formation of an integrated energy and transport infra-structure.

Современная ситуация с решением проблем развития национального хозяйства нашей страны определяет необходимость разработки и реализации глобально ориенти-рованной модернизационной политики в инфраструктурной сфере и, в том числе, в транспортном комплексе и ТЭК России, основанной на интеграции российских транс-портных и энергетических компаний, а также потребителей энерготранспортных услуг в международные объединения и рынки, характеризуемой необходимостью выработки нового глобализированного подхода к производству, транспортировке, а также потреб-лению топливно-энергетических и иных ресурсов (точкой соприкосновения компонентов которых является конечный энергетический продукт/транспортная услуга потребителю) [1]. 
Предлагаемый подход основан на возможности и целесообразности формирова-ния на основе транспортного комплекса России евро-азиатского сегмента мировой энерготранспортной инфраструктуры: трансконтинентальных [европейско-российско-азиатских] сетей (сетей газо-, энерго-, водо- снабжения, транспортировки нефти и нефтепродуктов и пр.) с переходом к управленческой модели реализации - на основе «энергоинфраструктурных коридоров развития» - формирования комплексной геостра-тегической позиции России в энерготранспортных системах стран Европы и Азии.
«Энергоинфраструктурные коридоры развития» - система комплексных инфра-структурных связей, объединяющих как физическую инфраструктуру (авто- и желез-ные дороги, нефте- и газопроводы, ЛЭП и пр.), так и инновационно-институциональную инфраструктуру (зоны свободного движения товаров, услуг и тех-нологий) [2].
Функциональная и структурная сложность современных процессов оборота всех видов ресурсов в рамках процессов национальной и международной торговли и под-держания процессов жизнедеятельности социума обусловливает особые требования к объемам, качеству и надежности энерготранспортной деятельности. Эти требования удовлетворяются путем внедрения современных средств поддержания различных уровней надежности энерготранспортной деятельности и качества производимых и транспортируемых топливно-энергетических, водных и пр. ресурсов, а также за счет существенного расширения специализированного [интеллектуального] информацион-но-организационного сервиса.
Объединенные в единую платформу, технологии smart grid позволяют по-новому подходить к построению инфраструктурных сетей, переходя от жесткой струк-туры «источник транспортируемых ресурсов — транспортная сеть — потребитель» к более гибкой, в которой каждый узел транспортной сети может являться активным управляющим и управляемым элементом [сегмента] распределенной и постоянно наращиваемой российской энерготранспортной суперсистемы. При этом интеллекту-альная сеть в автоматическом режиме производит переконфигурацию при изменении внешних и внутренних условий, то есть характеризуемся активно-адаптивными свой-ствами и возможностями оптимизации функциональных – опосредованных данной сетью - процессов энерготранспортной деятельности. 
В отечественной и мировой управленческой практике наметился новый этап, характе¬ризующийся переходом от локальных [корпоративных, ведомственных и т.п.] систем управления к интегрированным сетецентрическим системам, обеспечивающим взаимосвязанные инновационные действия и оптимизацию их технологических, орга-низационных, информационных и т.п. характеристик энерготранспортной деятельности [3].
В то же вре¬мя выработка «smart grid - формата» преобразования национального хозяйства России с учетом перспективных задач его инновационного развития и, в том числе, для выстраивания стабильных энерготранспортных связей на основе общей ин-формационно-технологической платформы и системы управления [суперсистемы объ-единяющей комплекс систем более низкого уровня] на единых принципах может рас-сматриваться как интегрирующий элемент управления процессами модернизации ши-рокого спектра секторов российской экономики на основе внедрения ин-теллектуальных инфраструктурных сетей (smart grid) со значительно более высоким уровнем сложности системных взаимосвязей и, соответственно, решаемых задач оптимизации энерготранспортной деятельности. 
Последовательная увязка перечисленных элементов в отраслевом и межотрасле-вом аспектах создает предпо¬сылки построения – в рамках перехода к инновационной экономике - крупных smart grid со значительно более глубоким, чем это можно было сделать ранее, уровнем детализации информации и, одновременно, степени обобщения данных, позволяющих компенсировать нелинейный характер событий и процессов, в том числе, в условиях финансово-экономических кризисов, природных или техноген-ных катастроф и т.п., то есть как основу для решения задач управления процессами мо-дернизации экономики на основе достижения ситуационной осведомленности органов управления и структур управления различного уровня в автоматизированном режиме [3].
Структурирование процессов координированности принимаемых территориально рассредоточенными предприятиями решений в индустриальной и энерготранспортной системах в условиях нарастания нелинейности и ситуационной неопределенности вследствие глобальных и локальных технических, экономических и т.п. флуктуаций должно осуществляться на сетецентрических принципах за счет получения от интеллектуальных устройств [датчики, сканеры и пр.] детализированной информации и ее обработки с использованием grid-сетей и сервисов облачных вычислений. В свою очередь, каждый уровень координированности принимаемых территориально рассредоточенными предприятиями решений, представляет собой совокупность определенных элементов, взаимодействующих между собой вследствие единства энерготранспортной цепочки, целью которых является компенсация нестационарности условий деятельности взаимосвязанных транспортных, энергетических и любых других компаний для обеспечения координированности устойчивого развития на энерготранспортном уровне. 
Стратегия формирования интеллектуальных систем управления российской энерготранспортной суперсистемой должна быть направлена на закрепление лидиру-ющих позиций российских предприятий по ключевым видам бизнеса за счет инвести-рования в развитие новых – интеллектуально ориентированных – инфраструктурных проектов, формирование кооперационных действий с участием как государственных, так и негосударственных транспортных и энергетических компаний, а также потреби-телей энерготранспортных услуг, новые управленческие подходы на корпоративном, отраслевом и территориальном уровнях для достижения синергетического эффекта «smart grid – интеграции» различных видов технологического регулирования и организационного управления в энергосвязанных сферах бизнеса. 
На базе результатов, достигнутых на основе реализации новых принципов «smart grid – реинжиниринга» управленческих механизмов, российские компании при сохранении доли рынка увеличивают рентабельность и максимизируют свою стои-мость, что определяет реализацию новой модели развития энерготранспортной дея-тельности на основе перехода к модели синхронизированного сетецентрического управления объектами в едином информационно-коммуникационном управленческом пространстве. На этой основе осуществляется выработка управленческих решений на различных уровнях органов государственного управления, транспортных и энергетических компаний, а также потребителей энерготранспортных услуг с учетом обострения конкурентной борьбы за факторы организационно-управленческой эффективности, определяющие конкурентоспособность российских транспортных и энергетических компаний, а также потребителей энерготранспортных услуг различной отраслевой принадлежности. 
Здесь требуется поиск рационального компромисса коммерческих интересов в условиях кооперативного характе¬ра энерготранспортной деятельности для системной оптимизации - на основе «интеллектуальных» инфраструктурных сетей – экономиче-ской и функциональной эффективности по последовательной цепочке транспортно-взаимосвязанных бизнесов и энергозависимых производственно-торговых бизнесов российских компаний.
Практическое решение задач коренного преобразования национального хозяй-ства России на основе принципиально нового класса распределенных интеллектуаль-ных управленческих сред на основе smart grid требует самого широкого использования современной и перспективной вычисли¬тельной техники, соответствующих информационных услуг и вычислительных сервисов. При этом требуется созда¬ние сервисно-ориентированных специализированных систем, лежащих в основе «smart grid - модернизации» системообразующей информационной, телематической и вычислительной инфраструктуры с выходом на grid-сети и сервисы облачных вычислений как инструмента системной оптимизации развития российской энерготранспортной суперсистемы и изменения на этой базе траектории социально-экономического развития нашей страны на приоритетах энерготранспортной эффективности (точкой соприкосновения компонентов которых является конечный энергетический продукт/транспортная услуга потребителю).
Компоненты в сфере транспорта, энергоснабжения и телекоммуникаций не только сосуществуют вместе, но и дополняют друг друга, обеспечивая более широкий спектр энерготранспортных услуг с выходом на системную оптимизацию на основе возможностей виртуально-управленческой «закольцовки» транспортно- и энергосвя-занных бизнесов в ресурсном, процессно-технологическом и экономическом планах [4].
Здесь необходима интеграция «интеллектуальных» энергосетей, «умных» транс-портных магистралей и «умного» энергопотребления и использования транспортных услуг, обеспечивающая совмещение и согласованность организационно-технологических решений для формирования - детерминированной факторами ком-плексных инфраструктурных связей, объединяющих как физическую энерготранспорт-ную инфраструктуру, так и инновационно-институциональную инфраструктуру (зоны свободного движения товаров, услуг и технологий в рамках российской энерготранс-портной суперсистемы) - структуры постиндустриальной экономики в нашей стране для обеспечения энерготранспортной эффективности в энергетически- и транспортно- связанных сферах бизнеса. 
Различные «умные» инфраструктурные объекты и комплексы не могут эффек-тивно развиваться анклавно, так как энергетически- и транспортно- взаимосвязаны на системном уровне. Хозяйствующим субъектам российской экономики для обеспечения эффективного развития требуется формирование линейки технических и организаци-онных решений, которые должны являться взвешенными комбинациями формирования интеллектуального управленческого пространства для всех уровней энергетически- и транспортно- связанного взаимодействия, выбираемых в зависимости от прикладной области управления бизнесом на основе внедрения интеллектуальных инфраструктурных сетей (smart grid) и вытекающих отсюда «умных» энергопроизводственных, энерготранспортных и транспортно- и энергопотребляющих комплексов.
Требуется переход к комплексному использованию интеллектуальных инфра-структурных сетей в качестве основы оптимизации комплексных инфраструктурных связей, объединяющих физическую инфраструктуру и инновационно-институциональную инфраструктуру (зоны свободного движения товаров, услуг и тех-нологий в рамках российской энерготранспортной суперсистемы). Интеграция энерго-сетевых, транспортно-сетевых и информационно-сетевых технологий является органи-зационно-технологическим инструментом выработки автоматизированных оптимиза-ционных управляющих воздействий в бизнесе и государственном управлении для эф-фективного взаимодействия всех участников процессов энерготранспортной деятель-ности на основе информационных, телематических и вычислительных сервисов все более конвергентного характера.
На этой основе возможно сформировать самовосстанавливающуюся структуру энерготранспортной деятельности с повышением «живучести» транспортных, энерге-тических и иных инфраструктурных систем, надежности качества поставок всех видов ресурсов, снижения аварийности и сроков восстановления при авариях и происшествиях. 
Конфигурация smart grid определяет возможности расширения масштабов орга-низационных и технологических нововведений в системах управления российских компаний в рамках интеллектуально-ориентированной модели на основе решения оп-тимизационных задач в автоматизированном режиме с достижением более высокого качества управления оптимизируемых объектов, объемов информации, количестве по-казателей. 
Необходимо создание новой сетевой топологии национального хозяйства, включая территориальную и технологическую сегментацию, гибкие активно-адаптивные межсегментные связи, обеспечивающие ресурсные и информационные обмены и организационное регулирование с соответствующей активно-адаптивной системой автоматизированного регулирования и диспетчирования для перехода к распределенной энерготранспортной структуре со способностью адаптироваться к динамике потребления и оборота всех видов ресурсов, оказания услуг и возможностей функционирования и развития транспортной инфраструктуры при современном уровне удовлетворения запросов всех видов существующих и потенциальных потребителей в рамках российской энерготранспортной суперсистемы. 
«Smart grid - потенциал» играет активную роль в процессе построения многоас-пектной комплексной системы, обеспечивающей завершение формирования нацио-нальной информационной [индустриальной] среды управления экономики и разработки сегментов интеллектуальной управленческой [постиндустриальной] среды конвергентно объединяющей информационные, телематические и вычислительные сервисы в приложении к оптимизации энерготранспортной деятельности. 

Список используемой литературы:
1. Иванов Т.В., Иванов С.Н., Логинов Е.Л., Наумов Э.Б. Интеллектуальная электроэнергетика: стратегический тренд международной конкурентоспособности Рос-сии в ХХI веке. – М.: Издательство «Спутник+», 2012. – 304 с.
2. Некрасов А.С. Энергетика как система систем // www.energystrategy.ru/ab_ins/source/SOS_29.01.13.pdf
3. Логинов Е.Л., Логинов А.Е. Сетецентрические подходы к повышению качества и надежности управления сложными системами критической энергетической инфраструктуры // Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 2013, №7. С.12-19.
4. Логинов Е.Л., Логинов А.Е. Переход к интеллектуальной электроэнергети-ческой системе с активно-адаптивной сетью: глобализационное конструирование но-вых управленческих полей в ЕЭС России // Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 2012, №33. С.14-18.

 

Финансовые отношения


ФИНАНСОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ ГЛОБАЛЬНЫХ ИНФРАСТРУКТУРНЫХ ПРОГРАММ 
FINANCIAL ARRANGEMENTS OF GLOBAL 
INFRASTRUCTURE PROGRAM

А.Е. Логинов, Старший аналитик ОАО «Гловерс» 
aleksloginov@gmail.com
А.Е. Loginov, Senior Analyst OAO “Glovers”
aleksloginov@gmail.com

В.Е. Логинова, Младший научный сотрудник Национального института энерге-тической безопасности
instityteb@mail.ru
V.E. Loginova, Junior researcher of the National Institute of Energy Security 
instityteb@mail.ru

Аннотация
В статье рассматриваются проблемы формирования Банка развития и Фонда фи-нансовой помощи БРИКС как основы комплексирования финансовых возможностей стран-участников путем совместного выстраивания модели международных валютно-финансовых отношений для экономической интеграции и проведения - координиро-ванных в рамках БРИКС - операций на глобальных финансовых рынках и финансиро-вания взаимовыгодных инфраструктурных проектов.
Abstract
The article is devoted to the problems of the formation of the Bank and the Fund for financial assistance as the basis of integration of the BRICS financial capacity of the partici-pating countries through the sharing of building a model of international monetary relations to economic integration and the coordinated operations in the BRICS in the global financial markets and mutual fund infrastructure projects.

Ключевые слова: управление, финансы, мировая экономика, рынки, валютные операции, деривативы, инвестиции
Key words: management, finance, global economy, markets, foreign exchange, deriva-tives, investment

Современный этап становления мировой экономики характеризуется масштаб-ными структурными трансформациями действующих сил на основе мирового финансово-экономического кризиса, индуцирующего качественные изменения принципов взаимодействия экономических систем на разных уровнях функциональной деятельности [3]. 
Усиление динамики этих преобразований в текущий период и в перспективе ставит множество серьезных проблем и одновременно создает для России новые впе-чатляющие возможности, связанные с использованием интенсивно нарастающих си-нергетических эффектов, что, несомненно, является одной из наиболее значимых осо-бенностей экономического механизма, основанного на формировании финансовых ме-ханизмов сотрудничества группы стран в рамках «концепции БРИКС».
Финансовая структура мировой экономики за последние годы претерпела серьезные, в ряде случаев коренные качественные изменения на основе комплексирования финансовых возможностей в основных звеньях финансово-хозяйственной деятельности. 
Финансовые возможности отдельных стран во многом пришли в противоречие с механизмами макроэкономического управления, доставшимися от индустриальной экономики с ее императивом финансового обслуживания системной структуры производства и транспортировки товарных объектов материального характера, основы которой были заложены еще в 50-60-х годах ХХ века, которые сейчас безнадежно устарели [1]. 
В новых условиях мировой экономики ХХI века, осложненных глобальным кризисом, необходимо решение финансово-экономических, организационных, инновационно-модернизационных и т.п. задач антикризисной стабилизации и глобализационного развития российской экономики в крайне сложных условиях, то есть по большому счету управленческих задач, которые в принципе не ставились в предыдущие периоды [5].
Можно привести пример качественно новой глобальной финансовой политики: ФРС США за несколько лет глобального кризиса осуществила антикризисную финан-сово-кредитную накачку распределенного кластера западно-ориентированных банков мира на сумму около 16 триллионов долларов. Крупнейшие займы ТНБ: (в млрд. долл.): Citigroup (2500), Morgan Staley (2004), Merril Lynch (1949), Bank of America (1344), Barclays PLC (868), Bear Sterns (853), Goldman Sachs (814), Royal Bank of Scot-land (541), JP Morgan (391), Deutsche Bank (354), Credit Swiss (262), UBS (287), Leman Brothers (183), Bank of Scotland (181), BNP Paribas (175) и другие [2].
Для решения существующих проблем российской экономики необходимо выра-ботать комплексный подход, учитывающий все приведенные выше особенности, на основе новых - современных и перспективных – критериев, основанных накопленном опыте и планах финансово-экономического развития дружественных России стран, базирующихся на новых организационных принципах международного финансового сотрудничества [4]. 
Необходим итоговый выход российской экономики на новый уровень и качество международного финансового сотрудничества путем формирования с участием России Банка развития и Фонда финансовой помощи БРИКС.
В связи с формированием Банка развития и Фонда финансовой помощи БРИКС появляются совершенно новые управленческие возможности, связанные с оптимизаци-ей функционирования экономики Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки: глобально скоординированная экономика БРИКС приобретает реальную возможность стать весьма успешной.
По сообщениям СМИ, блок БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) приступил к планированию своего собственного банка развития и нового фонда экстренной финансовой помощи, формируемого путем объединения золотовалютных резервов, общий размер которых оценивается в 240 миллиардов долларов.
Многие эксперты считают, что заинтересованность стран БРИКС в создании таких институтов связана со все большей их неудовлетворенностью работой таких финансовых организаций с западным преобладанием как Всемирный банк и Международный валютный фонд (МВФ). К примеру, хотя европейский долговой кризис и позволил странам БРИКС требовать большего влияния в МВФ, в настоящий момент в их руках сосредоточено лишь около 11 процентов долей, дающих право голоса в фонде. Для сравнения, голосующая доля США составляет 16,75 процентов, что позволяет им накладывать вето на любые значимые решения, требующие 85-процентного квалифицированного большинства, а Великобритания и Франция каждая обладает бо̀льшим количеством голосов, чем любая страна БРИКС по отдельности.
Новые финансовые институты впервые обсуждались в марте в ходе 4-го саммита БРИКС в Нью-Дели. В дальнейшем, в июне 2012 г., для проработки деталей странами БРИКС была образована специальная рабочая группа.
Спрос на деньги Банка развития и Фонда финансовой помощи БРИКС хотя в определенной мере и зависит от первичного спроса на перманентный доход и ожидае-мую доходность финансовых активов, но при этом в большей мере зависит от спроса экономики на перманентное мультиплицирование денег [глобально кооперированным управляющим в лице Банка развития и Фонда финансовой помощи] через совокупные финансовые возможности стран БРИКС с целью: 
1) создания, стимулирующего экономический рост, дополнительного фактора «инвестиционной и финансово-спекулятивной накачки» экономики, вкладываемого в совместные инфраструктурные проекты; 
2) создания из распределенных ресурсов «деньги ↔ финансовые инструменты» мультиплицированного объема финансовых ресурсов, используемых в финансово-экономической деятельности с целью создания источника дохода для Банка развития и Фонда финансовой помощи БРИКС; 
3) создания мультиплицированного объема финансовых факторов как управлен-ческого рычага «связывающего» глобальную асимметричность экономических факто-ров и, соответственно, уравновешивающих глобальные диспропорции, возникающие из степени ранее сложившегося, хотя и сокращающегося, превышения [навеса] - над экономическим потенциалом России и ряда других государств - финансовых ресурсов группы развитых стран, хотя и во многом в настоящий момент блокированных гло-бальным кризисом.
Концептуальной основой единой финансовой политики в масштабах Банка раз-вития и Фонда финансовой помощи БРИКС, должна стать архитектура финансовой системы, включающая методологию организации операций Банка развития и Фонда финансовой помощи БРИКС и формы их взаимодействия с национальными государственными и негосударственными финансовыми институтами и производственными компаниями, в т.ч. общие архитектурные принципы и систему финансовых и правовых стандартов, гарантирующих разработку парадигмы стабилизации в экономических механизмах глобальной асимметрии и самоорганизованной критичности в мировой экономике. 
Потенциально важный, весьма вероятный, камень преткновения, с которым столкнется БРИКС, – это принятие решения о рабочей валюте (валютах) взаимного фонда и банка развития.
Выработка российского формата перехода к множественности мировых резерв-ных валют путем участия в работе Банка развития и Фонда финансовой помощи БРИКС позволит вырваться за пределы навязываемой России глобальными геоэконо-мическими игроками модели международных валютно-финансовых отношений с при-нудительными условиями валютных и торговых операций, финансового резервирова-ния, связанных с ними операций с золотом, ценными бумагами, различными формами государственных и корпоративных долгов, структурой финансовых и фондовых рын-ков и ограниченных возможностей национальных финансовых институтов, и т.п.
Важным условием развития механизмов финансового управления для перехода к качественно новой структуре валютно-финансовых взаимоотношений в рамках БРИКС и выбора вариантов формирования новой – более благоприятной, чем это было ранее - структуры источников, инструментов и условий международного заемного финансирования является национальная и межгосударственная координация государственных и корпоративных валютно-финансовых [и инвестиционных] стратегий в целях управления - в совместных интересах - консолидированным финансовым потенциалом Банка развития и Фонда финансовой помощи БРИКС, в том числе в отношении внешних финансовых агентов.
На основе участия в работе Банка развития и Фонда финансовой помощи БРИКС для России может быть создан новый сверхмощный канал трансграничного оборота финансовых, энергетических и материальных ресурсов в нашей стране и за рубежом в целях оптимизации управления российской экономикой, а также в целях реализации российского стратегического позиционирования на мировых рынках, в том числе – на энергетических рынках, как полноценного глобального игрока не уступающего, а во многом превосходящего мировые транснациональные энергетические корпорации и национальные корпоративные группы стран – потребителей энергоресурсов.
В результате, в условиях попыток вытеснения российских компаний с некото-рых энергетических (природный газ и пр.), сырьевых (прокат, трубы и пр.), высокотех-нологичных (строительство АЭС, продукция ОПК и пр.) рынков, сложится определен-ная товарно-финансовая асимметрия в пользу России в отношении враждебно [полити-чески] настроенных конкурентов, а российские органы госуправления и бизнес-структуры получат в глобальной экономике коренные конкурентные преимущества по ряду важных профилей конкурентной деятельности. Такие преимущества создают условия для взаимовыгодного [обусловленного взаимными экономическими интереса-ми] стратегического позиционирования компаний России, в первую очередь, в эконо-мико-стратегических пространствах СНГ и ШОСС.

Список используемой литературы:
1. Агеев А., Логинов Е. Реструктуризация глобального управления - ключ к борьбе с мировыми финансово-экономическими кризисами // Экономические страте-гии, 2011, №10. С.22-31.
2. Катасонов В.Ю. Россия и ВТО: О субсидировании экономики и банковских «тылах» транснациональных корпораций / War and Peace // http://www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/70472.
3. Логинов Е.Л., Деркач Н.Л., Логинова М.М. Новые тренды глобального управления в посткризисных условиях // Экономика: теория и практика, 2012, №2. С.3-8.
4. Логинов Е.Л., Логинова В.Е. Деривативы в российской экономике: страте-гические тренды управления асимметричностью распределенных рынков // Финансы и кредит, 2012, №30. С.26-33.
5. Логинов Е.Л., Логинова М.М. Императивы трансформации глобального фи-нансового управления в посткризисный период // Финансы и кредит, 2012, №16. С.2-7.

References:
1. Ageev A., Loginov E. Restructuring global governance - a key to combat the global financial and economic crisis // Economic Strategies, 2011, № 10. P.22-31.
2. Katasonov V.Y. Russia and the WTO: to subsidize the economy and banking "rears" transnational corporations / War and Peace // http://www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/70472.
3. Loginov E.L., Derkach N.L, Loginova M.M. New trends in global governance in post-crisis // Economy: Theory and Practice, 2012, № 2. P. 3-8.
4. Loginov E.L., Loginova V.E. Derivatives in the Russian economy: strategic man-agement trends asymmetric distribution markets // Finance and Credit, 2012, № 30. P. 26-33.
5. Loginov E.L., Loginova M.M. The imperatives of the global transformation of fi-nancial management in the post-crisis period // Finance and Credit, 2012, № 16. P. 2-7.



 
Теоретические проблемы экономической безопасности


ДОХОДЫ И ПОТРЕБЛЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ КАК ФАКТОР ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

В.В. Ловянникова, СКФУ, доцент (Ставрополь)


Аннотация. В статье рассматривается функциональное влияние уровня доходов населения, эффективности функционирования сферы конечного потребления на обеспечение экономической безопасности и достижение устойчивого экономического роста в современных условиях. Обосновывается необходимость и определяются стратегические направления государственного воздействия на формирование доходов и условия функционирования потребительского рынка.  

Ключевые слова. Экономическая безопасность, уровень жизни, диффе-ренциация доходов, заработная плата, потребительский рынок.

Современные условия развития экономики обусловлены, в значительной мере, процессами глобализации и участия России в ВТО. На долю участников организации приходится около 95% мирового товарооборота. Чтобы присоединиться к мировому «торговому клубу», Россия приняла на себя обязательства по 116 из 155 секторов услуг, предусмотренных ВТО, среди которых снижение таможенных пошлин на импортные товары и ограничение их на экспорт, упрощение процедуры допуска на российский рынок иностранных поставщиков услуг. Следует отметить, что в подавляющем большинстве они не предусматривают кардинальных изменений в уже действующем хозяйственном механизме. 
Предполагаемые последствия открытия экономических границ имеют как свои положительные, так и отрицательные стороны. Под наиболее существенной угрозой безопасного функционирования оказалась сфера конечного потребления, которая в со-временной России испытывает действие деструктивных факторов.. Этот факт во мно-гом определяет вектор формирования и дальнейшего совершенствования различных моделей управления экономическим развитием, которые в качестве приоритета госу-дарственной политики ставят обеспечение высоких стандартов жизни, достигаемых благодаря позитивному развитию различных сфер жизнедеятельности общества. Соци-альная направленность нового этапа экономических преобразований в стране вызывает необходимость  детального рассмотрения вопросов, связанных с процессом снижения степени дифференциации населения по уровню доходов, повышения эффективности функционирования  потребительской сферы для достижения экономической безопасности в условиях формирования новой институциональной среды.
Современный постиндустриальный тип экономического развития мировой хо-зяйственной системы предполагает переход от сырьевой ориентации развития россий-ской экономики на инновационный путь. Данный процесс сопровождается рядом негативных явлений: существенной дифференциацией населения по уровню жизни, неблагоприятным состоянием здоровья граждан, особенно ее трудоспособной части, диспропорциями в возрастной структуре, негативными тенденциями в сфере образования и науки, недостаточным уровнем оплаты труда в бюджетной сфере и низким размером пенсий, несоответствием объема и структуры финансирования отраслей социальной сферы масштабу их деятельности. Игнорирование общемировой тенденции социализации факторов экономического развития остается одной из ключевых причин торможения темпов роста экономики  и обеспечения экономической безопасности в России, что нашло отражение в параметрах, характеризующих уровень жизни населения.
Проблема обеспечения достойного уровня жизни населения, обеспечивающего поступательное экономическое развитие, связана с согласованным и совокупным раз-витием системы институтов рынка труда, социального обеспечения, потребительского рынка. 
Эффективный конечный спрос является предпосылкой того, что экономическая система постоянно и наиболее оптимально использует все возможности хозяйственной деятельности; в таких условиях проявляется стремление к увеличению объема, улуч-шению качества и ассортимента производимой продукции. Только при условии посто-янного давления потребительского сектора на хозяйство производитель проявляет спо-собность гибко реагировать на изменения спроса и нести соответствующий риск, что позволит производству бесперебойно развиваться и будет способствовать сохранению стремления к рационализации и подъему производительности. 
Последнее десятилетие российская действительность  демонстрировала уни-кальные примеры рационального рыночного поведения конечных потребителей. В пе-риод активного, ориентированного на внутренний рынок роста российской экономики 2005-2008 гг. спрос населения был одним из важнейших элементов ускорения эконо-мической динамики. Затем, в период резкого ухудшения внешнеэкономической конъ-юнктуры, население нарастило объем организованных сбережений, что оказало суще-ственную поддержку банковской системе. В посткризисный период восстановления экономики реализация отложенного потребительского спроса явилась основой относи-тельно быстрого преодоления последствий кризиса. 
Эффективное развитие потребительского рынка не невозможно в условиях не-достаточного уровня спроса, обусловленного низким уровнем доходов населения.  В итоге производители не имеют инвестиционных источников, что ведет к сокращению доходов производителей, росту безработицы, снижению покупательского спроса, со-кращению уровня действующего производства и инвестиционной деятельности в смежных отраслях. 
Для современного этапа развития экономики характерен рост денежных доходов (рост составил 7,3%) и расходов (рост - 7,9%) населения. При этом за 2012 год денежные расходы населения превысили его доходы на 259 млрд. рублей, против 195 млрд. рублей за предыдущий год. Это свидетельствует о низкой платежеспособности населения, а удовлетворение части спроса происходит за счет сбережений и потребительского кредитования.
Высшая школа экономики проанализировала основные социально-экономические изменения, произошедшие за 20 лет рыночных реформ. Так, благосо-стояние россиян выросло на 32%, но в основном за счет непродовольственных товаров и товаров длительного пользования. При этом лидерство принадлежит табаку, алкого-лю и автомобилям. 
В пересчете на стоимость жилищно-коммунальных услуг средний доход упал втрое; доступность кино, театров и санаториев – вдвое. Госрасходы на медицину в  2006 г. были на уровне 1994 г., в то время как общая заболеваемость в 1990–2008 гг. выросла на 45%. Кроме того, лишь для 20% населения жилье стало более доступным. 
Становление рыночной экономики в России сопровождалось гигантским ростом неравенства. В итоге уровень реальных доходов 20% самых бедных упал в 1,45 раза, еще 20% – в 1,2 раза, а доходы 20% самых обеспеченных выросли вдвое, еще 20% – на четверть. 
Дифференциация населения России по уровню доходов за 2012 г. составила 14,5 раз против 14,0 в прошлом году. На долю 10% наиболее обеспеченного населения при-ходилось 29,7% общего объема денежных доходов населения (29,3% – в 2011 г.), а на долю 10% наименее обеспеченного населения – 2,0% (2,1% в 2011 года). [2] Значитель-ная степень дифференциации населения по уровню доходов несет в себе опасность со-кращения платежеспособного спроса, ухудшения условий для воспроизводства рабочей силы, создания социальной напряженности, что, в конечном счете, воздействует на темпы экономического роста. Социологические данные свидетельствуют о том, что рост децильного коэффициента дифференциации до восьмикратного уровня создает опасность социальной деградации общества, что практически мы и наблюдаем в современной России.
Углубляющаяся дифференциация населения по уровню доходов сопровождается потерей среднего класса. Между тем еще 2,5 тыс. лет назад древнегреческий философ Аристотель для предотвращения смут и гражданских войн предлагал государству опи-раться именно на средний класс. "В любом государстве есть три класса: один - богат, другой - беден, но есть и третий, он - наилучший", - рассуждал мыслитель. Времена ме-няются, но античная формула благополучия от этого не теряет своей актуальности. 
По оценкам Министерства экономического развития РФ, в настоящий момент в России 22% населения можно отнести к среднему классу: работники финансово-банковских учреждений, предприниматели, в том числе занятые в теневой экономике, служащие государственного и муниципального аппаратов управления (в расчете на 1000 жителей в период реформы численность последних выросла в четыре раза; в определенной мере это обусловлено усложнением их функций). Страна фактически не имеет национальной  мотивации  труда,  а  правительство  соответствующей  поддерж-ки [1].
Для координации платежеспособного потребительского спроса необходима ак-тивная государственная политика в области доходов населения. Причем, при разработ-ке политики доходов и расходов важно учитывать два варианта. Первый предполагает развитие исторически сложившихся в России форм социальной защиты населения, ос-нованных на социальной справедливости, равном доступе к образованию, здравоохра-нению, заботе государства о гражданах с момента их рождения и до глубокой старости. Второй вариант основан на сочетании накопительного и распределительного принци-пов, дифференциации социальной защиты богатых и бедных. 
Определяющим фактором в формировании денежных доходов населения явля-ется оплата труда, так как служит источником средств существования для большинства населения страны и воздействует на экономический рост национальной экономики. Именно оплата труда определяет состояние и перспективы взаимоотношений населе-ния с финансовой системой государства. Важным препятствием в России на пути ис-пользования денежных доходов населения в финансовой сфере, сдерживания эффек-тивного развития экономики, является экономически необоснованный и социально неоправданный низкий уровень оплаты труда.
Поскольку заработная плата является основой повышения материального благо-состояния работников, оплата труда должна выполнять воспроизводственную, стиму-лирующую, регулирующую и социальную функции. Преодоление проблемы низкого уровня доходов населения и крайней степени их дифференциации, разумеется, невоз-можно вне обеспечения неуклонного роста заработной платы. В 2012 году размер но-минальной начисленной заработной платы составил 24741 рубль (прирост относитель-но прошлого года – 16 %). Реальная заработная плата выросла на 11,7 %, причем прак-тически во всех наблюдаемых видах экономической деятельности. Дифференциация заработной платы между различными видами экономической деятельности не претер-пела значительных структурных изменений и остается на уровне предыдущих лет. Ли-дерами по уровню заработной платы в 2012 году являются финансовая деятельность и отрасли топливно-энергетического комплекса. Среднемесячная заработная плата в этих видах деятельности превышает среднемесячную заработную плату в целом по экономике в 2-2,4 раза. Наиболее низкий уровень среднемесячной заработной платы отмечается в производстве кожи и изделий из кожи – 49% от среднероссийской заработной платы и в текстильном и швейном производстве – 47 %.[3]
Ясно, однако, и то, что нельзя просто заявлять о необходимости повышения за-работной платы и пытаться принуждать работодателей к ее повышению. Нужен пере-ход к политике роста заработной платы, расширяющего покупательский спрос и сти-мулирующего рост производства продукции и услуг; политике, содействующей не со-кращению, а увеличению массы прибыли, которую можно назвать политикой «разви-вающего роста» заработной платы. Ее суть состоит в том, что повышение заработной платы вызывает по цепочке расширение покупательского спроса и рост производства, создавая тем самым предпосылки для нового повышения оплаты труда. Поэтому, пер-вое обязательное условие перехода к такой политике – приостановление и блокирова-ние снижения заработной платы, связанного с ростом цен на потребительском рынке, защита ее от инфляции. Второе непременное условие – коренное изменение места ми-нимальной заработной платы в определении ее уровня в целом. Таким образом, про-блема повышения доходов различных групп населения является по-прежнему чрезвы-чайно актуальной для обеспечения социально-экономического развития страны.          
Одна из стержневых проблем регулирования доходов населения состоит в про-тиворечии между экономической эффективностью и социальной справедливостью. Поиск их оптимального сочетания определяет результативность государственного вмешательства с учетом специфики российской экономики, для которой характерна высокая степень социально-экономической дифференциации населения по размеру денежных доходов в зависимости от субъектов Федерации, отраслей и отдельных предприятий; значительный характер бедности граждан; существенный удельный вес нелегальных индивидуальных доходов. Все вышеперечисленное обосновывает активизацию роли государства в регулировании доходов.
Основным фактором, способствующим достижению экономического роста, по нашему мнению, является уровень развития потребительской сферы. Поступательное развитие потребительского рынка взаимообуславливает поддержание общеэкономиче-ской динамики на достаточно высоком уровне. В ответ на растущие  потребности, из-менение предпочтений и рост требований к ассортименту, качеству и доступности предоставляемой продукции и услуг увеличивается доля современных форм торговли и обслуживания населения, повышается уровень конкурентоспособности производств, что способствует ускорению развития оборота розничной торговли и платных услуг населению. Это активизирует также развитие отраслей производства потребительского комплекса, дающих быструю отдачу капиталовложений, что позволит обеспечить по-вышение уровня занятости населения и, следовательно, повысить его покупательную способность; способствует развитию конкуренции и предпринимательства. Потреби-тельский рынок оказывает существенное влияние на поддержание общеэкономической динамики на высоком уровне. За 2012 год деятельность торговли (оптовая, розничная, ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования) обеспечила 19% валового внутреннего продукта, превосходя все остальные виды экономической деятельности. 
Положительные изменения, происходящие на потребительском рынке в 2012 го-ду, продолжают оказывать влияние на объемы продажи продовольственных и непродо-вольственных товаров в розничной торговле. В 2012 г. наблюдалась опережающая ди-намика роста продажи непродовольственных товаров над продовольственными. Объем оборота розничной торговли непродовольственными товарами в 2012 г. увеличился по сравнению с 2011 г. на 9,6%, тогда как оборот розничной торговли пищевыми продук-тами, включая напитки, и табачными изделиями вырос на 5,1%. 
Несмотря на рост потребления в России на душу населения отдельных продук-тов питания, таких как мяса и мясопродуктов, молока и молочных продуктов, расти-тельного масла, овощей, фруктов, Россия значительно отстает по их потреблению от развитых стран мира: по мясу и мясопродуктам от США более чем в 2 раза, от Фран-ции, Австрии - в 1,5 раза, по фруктам - от США, Нидерландов, Германии более чем в 2 раза.
При этом, опережающий рост объема спроса домашних хозяйств на товары по сравнению с динамикой внутреннего производства, продолжает покрываться за счет импорта. В 2012 г. по сравнению с 2011 г. увеличился объем ввоза изделий и консервов из мяса на 16,5%, кондитерских мучнистых изделий – на 27,1%, макаронных изделий – на 7,8 %. Среди непродовольственных товаров выросли поставки автомобилей легковых на 9,2%, одежды трикотажной и текстильной – в 1,7 раза, мебели – в 1,4 раза [3].
На сегодняшний день высокая доля товаров импортного производства позволяет обеспечить сбалансированность спроса и предложения на потребительском рынке товаров и способствует созданию необходимой конкурентной среды. Вместе с тем, высокая доля импорта в обороте розничной торговли оказывает негативное влияние на формирование баланса ресурсов с точки  зрения высокой степени зависимости рынка товаров от внешнеэкономической конъюнктуры. 
Необходимо также отметить, что российское потребительское пространство до сих пор изобилует сегментами рынка, которые не заполняются ни импортом, ни отече-ственными производителями. Незаполненные сегменты рынка создают для российских предприятий потенциальную возможность работы и увеличения доли на рынке. Это используется пока слабо. 
Анализ структуры потребительских расходов домашних хозяйств свидетель-ствует, что доля расходов на оплату услуг продолжает расти. В структуре расходов на оплату услуг можно выделить следующие тенденции:
- основную долю занимали услуги обязательного характера: жилищно-коммунальные, пассажирского транспорта, связи; 
- потребление услуг культуры, отдыха, осуществляется преимущественно семь-ями с относительно высоким доходом; 
- активное потребление бытовых услуг осуществляли семьи со средним уровнем доходов. Семьи с низким уровнем доходов вынуждены были ориентироваться на само-обслуживание;
- потребление платных услуг образования было больше всего характерно для среднедоходных и высокодоходных слоев общества. 
Среди приоритетных направлений развития экономики, способствующих до-стижению экономической безопасности и экономического роста следует выделить:
1. Повышение покупательной способности населения путем упорядочения си-стемы формирования их доходов, в том числе компенсации потерь в результате кризиса и т.д.
2. Устранение чрезмерной дифференциации населения по уровню доходов, через государственное руководство в области распределения доходов при помощи правовых, административных и экономических методов. 
3. Расширение товарного предложения на основе стимулирования развития внутреннего производства товаров и услуг, совершенствования его структуры и повы-шения эффективности.
4. Достижение рациональной сбалансированности собственного производства и ввоза потребительских товаров и оказания услуг.
Социальная переориентация макроструктуры экономики, то есть существенное увеличение доли ресурсов, идущих на текущее потребление и накопление для социаль-ной сферы, должна стать стержнем экономической политики страны. Решение задач повышения материального благосостояния населения связано с достижением такого уровня потребления, который обеспечит всем группам населения удовлетворение рациональных потребностей и создаст условия для гармоничного всестороннего развития членов общества. Поэтому стратегические перспективы экономики связаны с поддержанием уровня жизни населения, выработкой такой экономической политики, которая не позволила бы дальнейшее снижение уровня потребления.  
В конечном итоге эффективное регулирование должно привести к созданию условий для реализации возможностей населения самостоятельно обеспечить свое бла-госостояние, что неизбежно приведет к увеличению платежеспособного спроса и, сле-довательно, послужит стимулом к расширенному воспроизводству.
Не вызывает сомнений, что уровень и качество жизни - одновременно и цель, и результат деятельности, осуществляемой человеческим обществом, и фактор достиже-ния устойчивого развития социально-экономической системы
Решение сформулированной проблемы предполагает преобразование институ-циональной составляющей рыночного пространства и, вместе с тем, диверсифицирует спектр вопросов, попадающих в поле зрения экономической теории в области процесса повышения качества жизни населения России. Интеграция институциональной, экономической, социальной сред, а также формирование устойчивого социально-экономического пространства позволяет по-иному взглянуть на проблемы в области качества жизни. 

Список используемой литературы:
1. Иванов, В.Н. Доходы и потребление российского населения в условиях кризиса и альтернативы государственной политики в этой сфере / В.Н. Иванов, А.В. Суворов // Проблемы прогнозирования. – 2009. - №6. – С. 3-15.
2. Показатели уровня жизни населения России/ М. Турунцева, Е. Астафьева и др. // Бюллетень модельных расчетов краткосрочных прогнозов социально-экономических показателей РФ. – 2012. - №9. – С.13-16.
3. Российский статистический ежегодник. Статистический сборник/Росстат. М., 2011. 795 с.

 
 
СИСТЕМА ОЦЕНКИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ С УЧЕТОМ РОЛИ СРЕДНЕГО КЛАССА

А.В. Яцур, Северо-Кавказский федеральный университет (Пятигорск)


По мнению ученых, важнейшей характеристикой экономической системы явля-ется состояние экономической безопасности, поскольку оно «определяет возможность реализации национально-государственных интересов, устойчивую дееспособность хо-зяйствующих субъектов, достойные условия жизнедеятельности населения, ее интегра-цию с экономикой страны и показывает региональную независимость» [1, С. 1].
С целью оценки экономической безопасности в современных условиях ориентируются на критические параметры угроз. Приближение пороговых значений к их предельно допустимой величине свидетельствует о нарастании масштабов и уровня угроз социально-экономической стабильности общества, а превышение их - о вступлении общества в зону нестабильности и социальных конфликтов.
По утверждению лауреата Нобелевской премии В. Леонтьева, экономике, ли-шенной рулевого управления, необходимы индикаторы-ориентиры развития, опреде-ляющие границы негативных процессов, подающие сигналы участникам рынка о воз-можных сферах неблагополучия, понижения глобального уровня национальной без-опасности [2]. Такими индикаторами-ориентирами являются пороговые значения индикаторов экономической безопасности, основная функция которых заключается в недопущении дестабилизации экономической системы. 
В.А. Богомолов, В.К. Сенчагов полагают, что пороговые значения должны иметь статус одобренных или утвержденных на государственном уровне количественных параметров, соблюдение которых должно стать непременным элементом правительственных прогнозов и программ развития, а также разработки бюджета [3,    C. 49]. К сожалению, утвержденные пороговые значения количественных параметром до сих пор отсутствуют. Однако, наиболее широкое распространение, в том числе и в официальных документах (в частности в документах Совета Федерации РФ), получили показатели экономической безопасности, подготовленные С. Глазьевым (таблица 1).
Игнорирование пороговых значений данных индикаторов, по его мнению, пре-пятствует прогрессивному ходу развития экономики, социальной сферы и может при-вести к формированию разрушительных тенденций в области производства и уровня  жизни населения РФ.
В международном сборнике научных трудов «Экономика России: XXI век» И.В. Новиковой и Н.И. Красниковым  утверждается, что ни в одной из научных работ не предлагается система индикаторов экономической безопасности регионов с определенными пороговыми значениями. 
В результате чего ими была выработана региональная система индикаторов эко-номической безопасности различных сфер экономики региона (таблица 2).
По их мнению, использование данной системы индикаторов позволит «выявить точки повышенного риска в продовольственной, инфраструктурной, финансовой, социальной и инновационной сферах экономики региона, за гранями которых возникает угроза нарушения равновесия и развития составных элементов региональной системы с последующим наступлением кризисных явлений» [5, С. 138].

Таблица 1 – Индикаторы экономической безопасности с пороговыми значения-ми (по данным С.Ю. Глазьева)*
Показатель Пороговое значение
Объем ВВП:
1. - в целом от среднего по «семерке» 75%
2. - на душу населения от среднего по «семерке» 50%
3. - на душу населения от среднемирового 100%
Доля  в промышленном производстве:
4. - обрабатывающей промышленности 70%
5. - машиностроения 20%
6. Инвестиции, % ВВП 25%
7. Расходы НИОКР, % ВВП 2%
8. Доля новых видов продукции в объеме выпускаемой продукции машиностроении 6%
9. Доля  в населении людей, имеющие доходы ниже прожиточно-го минимума 7%
10. Продолжительность жизни населения 70 лет
11. Дифференциация доходов 8 раз
12. Уровень преступности (кол-во преступлений на 100 тыс.) 5 тыс.
13. Уровень безработицы 7%
14. Уровень инфляции 20%
15. Объем внутреннего долга в % к ВВП 30%
16. Текущая потребность в обслуживании и погашении внутренне-го долга в %  к налоговым поступлениям бюджета 25%
17. Объем внешнего долга в %  к ВВП 25%
18. Доля внешних заимствований в покрытии бюджетного дефици-та 30%
19. Дефицит бюджета в % к ВВП 5%
20. Объем иностранной валюты по отношению  к рублевой массе в национальной валюте 10%
21. Объем иностранных валюты  в наличной форме к объему наличных рублей 25%
22. Денежная масса (М2) в % к ВВП 50%
23. Доля импорта во внутреннем потреблении, всего 30%
24. в том числе продовольствие 25%
25. Дифференциация субъектов федерации по прожиточному ми-нимуму 1,5раза
* Источник: 4

Таким образом, с целью недопущения возникновения угроз и опасностей де-структивного характера необходимо осуществлять своевременный мониторинг эконо-мической безопасности, как регионов, так и страны в целом на основе соответствую-щей системы индикаторов.



Таблица 2 – Индикаторы экономической безопасности региона*
Индикатор Пороговые зна-чения
1. Объем ВРП на душу населения в % от среднего по «семерке» 50
2. Доля инвестиций в ВРП, % 25
3. Доля импорта продовольствия во внутреннем потреблении, % 25
4. Степень износа основных фондов промышленных предприя-тий, % 60
5. Соотношение коэффициента обновления и выбытия основных фондов, раз 3
6. Соотношения сбережений и инвестиций, раз 1,0
7. Доля иностранных инвестиций в общем объеме инвестиций в основной капитал, % 15-17
8. Отношение расходов на НИОКР в ВРП, % 2,0
9. Соотношение внутренних текущих затрат на фундаменталь-ные исследования (ФИ), прикладные исследования (ПИ) и раз-работки (Р), раз 1:3:9
10. Соотношение затрат на технологические инновации и затрат на исследования и разработки  (ИР), раз 2,0
11. Удельный вес региональных кредитных организаций в об-щем числе кредитных организаций региона, % 50
12. Доля в населении людей, имеющих доходы ниже прожиточ-ного минимума, % 7
13. Продолжительность жизни, лет 70
14. Дифференциация доходов, раз 8
15. Уровень преступности, кол-во на 100 тыс. человек 5000
16. Уровень безработицы, % 7
17. Доступность жилья (отношение его рыночной цены к среднегодовому доходу семьи), раз 12
18. Уровень суицида, кол-во на 100 тыс. 26,5
19. Уровень занятости населения, % 60
20. Соотношение социальных расходов в консолидированном бюджете региона на душу населения с прожиточным миниму-мом (ПМ), % 50
21. Темп роста потребительских расходов,* % 5-6
22. Темп роста реальных доходов населения,* % 5-7
*Источник: 6

Рассматривая формирование среднего класса в качестве одного из способов обеспечения экономической безопасности, необходимо введение в систему индикато-ров, как страны в целом, так и регионов, следующего показателя: «доля среднего класса в общей структуре населения». Посредством этого, по нашему мнению, станет возможным определение уровня стабильности экономической системы; однако, необходимо определить количественные характеристики среднего класса.
По нашему мнению, определение доли среднего класса в системе экономической безопасности является необходимым. Это прослеживается с точки зрения следующих позиций.
Во-первых. Анализ представлений современных социологов и политологов о среднем классе привел нас к следующему выводу: средний класс, при всех существен-ных оговорках, является решающей силой, гарантирующей стабильность социальной, политической и экономической системы. 
Во-вторых, согласно мнению Е. Аврамова, О. Александрова и Д. Логинова, для того, чтобы средний класс осуществлял функцию социального стабилизатора и источ-ника социального развития, он должен выполнять определенный набор функций, соот-ветствующих той системе, в рамках которой он рассматривается. Сопоставив целевые ориентиры экономической безопасности и функциональные особенности среднего класса, мы пришли к выводу, что он действительно является решающей силой в обес-печении экономической безопасности, поскольку ему свойственны следующие функ-ции: стабилизирующая, регулирующая, консолидирующая, инновационная, а также потребительская, инвестиционная и перераспределительная.
В-третьих. В основе механизма локализации угроз экономической безопасности лежат экономические интересы среднего класса, обеспечение которых является необ-ходимым условием для оформления его в качестве экономического субъекта.
Экономические интересы среднего класса заключаются:
- в развитии экономических отношений, которые служат основой собственного соци-ального статуса. Данный интерес реализуется через поддержание различных подсистем экономических отношений (отношений производства, собственности, распределения  и др.), и соответствующих им  институтов (страховых компаний, финансовых учреждений и др.), обеспечивающих постоянное повышение уровня образования, квалификации, конкурентоспособности, создание накоплений, сбережений, а также получение уровня дохода, позволяющего поддерживать и повышать уровень и качество жизни;
- в интересе формирования и развития отношений собственности и соответ-ствующих институтов, эффективном использовании объектов собственности, что явля-ется основой саморазвивающейся социально-экономической системы [7].
Этот интерес реализуется через формирование высокоэкономичного и прибыль-ного производства, а также в наличии специальных институтов (образовательных, бан-ковских, сберегательных и других), позволяющих осуществлять эффективное  управле-ние капиталом.
- в интересе самореализации и саморазвитии, предполагающем поддержание по-стоянного инновационного потребления, который способствует востребованности представителей среднего класса на рынке труда.
Данный интерес реализуется при особых условиях работы: а) способствующих раскрытию творческого потенциала, б) создающих простор личной инициативе, в) при наличии системы социальной поддержки работников предприятий.
Базовые интересы среднего класса являются взаимообуславливающими, тем са-мым, образуя целостную систему экономических интересов, в основе которой лежит интерес устойчивого развития социально-экономической системы (рисунок 1).

 
 
 
Следовательно, преобладание представителей среднего класса в социальной структуре общества и высокий уровень его экономической и политической активности рассматривается как один  из наиболее важных гарантов стабильности и необратимости прогрессивных социальных изменений. Именно высокий удельный вес среднего класса и выполнение им определенных функций и будут являться главными факторами процветания не только самих слоев, но и государственной системы  в целом.
Согласно мнению Е. Кузнецовой, средний класс своей многочисленностью дей-ствительно становится важной силой в наиболее развитых государствах и желанной целью - в менее развитых. Его наличие обеспечивает стабильность общества, является символом преодоления целого ряда глубинных экономических и социальных проблем. Так, опыт стран Европы, США и Японии свидетельствует, что для стабилизации обще-ственной системы решающее значение имеют позиции среднего класса: его масштабы и поведение. В развитых зарубежных странах средний класс составляет 60-80% всего населения [8, 162], что и позволяет ему в полной мере обеспечивать политическую, экономическую и социальную стабильность в  этих странах.
К такому удельному весу среднего класса в общей структуре населения стре-миться и Россия. Так, выступая 08.02.2008 г. на заседании Государственного Совета, В. Путин подчеркнул, что «…минимальной планкой доли среднего класса в общей струк-туре населения к 2020 г. должен быть уровень не менее 60% [9, С. 23]. 
Таким образом, с целью введения критерия экономической безопасности «доля среднего класса», нам видится необходимым определить его пороговое значение в раз-мере 60 % от общей численности населения, выход за пределы которого (в сторону уменьшения) может грозить возникновению угроз и опасностей различного характера, а также дестабилизации экономической системы.
В основе функциональных особенностей среднего класса – стабилизации, регу-ляции в системе экономической безопасности – лежит  экономическая составляющая его представителей. Исходя из чего приоритетным показателем, обуславливающим представительство в среднем классе, является уровень дохода, на основе которого воз-можно определить его численность, однако, без учета субъективных особенностей его представителей.
Критерий «уровень дохода» рассматривается нами в рамках величины средне-душевых доходов, значение которых должно составлять не ниже медианных. Так, интегрируя подходы ВЦУЖ и экономистов, социологов, в рамках данного вопроса нами были определены границы величины дохода представителей среднего класса: нижняя граница равна величине среднедушевого дохода, верхняя граница – 7 ПМ. Однако, при определении нижней и верхней границ дохода необходимо учитывать вариабельность данных величин в зависимости от региональной принадлежности, экономического развития и сложившихся норм потребления. Это позволит определить численность среднего класса в каждом регионе в соответствии  с уровнем его дохода.
Таким образом, феномен среднего класса в качестве механизма экономической безопасности определяет его долю в населении страны и ее регионов не менее 60%, что верифицируется опытом мирового развития и экспертными данными. 

Список используемой литературы:
1. Шпак А.С. Экономическая безопасность и оценка социально-экономического развития Краснодарского края // Проблемы современной экономики. – 2008. - № 2 (26). URL. http://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=1912 (дата обращения 23.03.2012); 
2. Леонтьев В. Экономические эссе: теории, исследования, факты и политика. М., 1990. с. 16-19;
3. Экономическая безопасность России: Общий курс: Учебник / Под ред. В.К. Сенчагова. 2-е изд.  – М.: Дело, 2005. – С. 896;
4. Глазьев С.Ю. Основа обеспечения экономической безопасности страны аль-тернативный реформационный курс// Российский журнал. – 1997. - № 1;
5. Новикова И.В. Красников Н.И. Индикаторы экономической безопасности региона // Экономика России: XXI век: международный сборник научных трудов / под общей редакцией проф. О.И. Кирикова. – Выпуск 13. – Воронеж: ВПГУ, 2009 г., С. 132-138. URL. http://sun.tsu.ru/mminfo/000063105/330/image/330-132.pdf (дата обращения 23.03.2012);
6. Там же;
7. Поздняков А.В. Стратегия российских реформ. URL. http://lpur.tsu.ru/Publik/Strategy/index.html (дата обращения 24.10.2012);
8. Кузнецова Е. Средний класс: западные концепции // Мировая экономика и международные отношения. – 2009. - №2. – С. 19-28;
9. Лукьянчикова Т. Средний класс: факторы ускоренного роста // Человек и труд. – 2008. - № 7. – С. 22-26.



 

Эконометрические методы в экономике


ЭКОНОМИКО-МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ И ФАКТОРНЫЙ АНАЛИЗ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ В УСЛОВИЯХ КОНКУРЕНЦИИ

А.А. Воронов, д.э.н. Кубанский государственный университет (Краснодар)
Л.В. Глухих, к.э.н.  Кубанский государственный аграрный университет (Краснодар)
В.А. Беспалько, к.э.н. Краснодарский кооперативный институт (Краснодар)


Неотъемлемым элементом методологии разработки и реализации конкурентной стратегии промышленного предприятия является моделирование – метод научного по-знания, позволяющий создавать упрощенные отображения действительности – эконо-мико-математические, аналоговые, структурные модели конкурентной борьбы и про-гнозировать результаты реализации конкурентной стратегии, а также изыскивать и оценивать резервы повышения конкурентоспособности промышленных предприятий.
Современные подходы к экономико-математическому моделированию конку-рентных процессов получили свое развитие в трудах Копылова А.В., Просвирова А.Э., Степанова Л.В., имитационный подход и особенности его применения охарактеризованы в трудах А.А. Воронова, Н.А. Овчаренко.
А.В. Копылов и А.Э. Просвиров предложили к практическому использованию экономико-математическую модель конкуренции двух фирм на однородном рынке сбыта, построенную на основе исследования экономической динамики. Задача реша-лась в следующей постановке. На рынке однородного товара присутствуют две основ-ные фирмы, разделяющие его между собой, т.е. имеет место классическая дуополия. Изменение объемов продаж конкурирующих фирм с течением времени описывается следующей системой дифференциальных уравнений (1):
                                  (1)

c начальными условиями q1(0) = q01, q2(0) = q02                                                           (2)

где q1(t) – объем продаж фирмы 1, q2(t) – объем продаж фирмы 2, N – объем про-даж рассматриваемого сегмента рынка сбыта, a1, b1, a2, b2 – положительные коэффици-енты, характеризующие степень влияния различных факторов на изменения объема продаж первой и второй фирмы соответственно. 
Уравнения (1,2) получены из следующих самых общих соображений. С доста-точным основанием можно утверждать, что скорость изменения объемов продаж фирм со временем задается формулами (3):
                                                     (3)
где Ai и Bij являются в общем случае функциями qi.
Задача теперь состоит в определении вида зависимостей Ai=Ai(q) и Bij = Bij(q).
Функция Ai(q) описывает влияние внутренней среды предприятия на рост объе-ма продаж и может быть с учетом логистической поправки записана в виде (4)

 Ai(q) = aiqi [N – (qi + qj)],                                                  (4)

Заметим, что здесь учтен тот факт, что суммарный объем продаж двух фирм qi + qj не может превышать N.
Слагаемое Bij  выражает влияние внешней среды предприятия на рост объема продаж и учитывает уменьшение объема продаж i-ой фирмы за счет роста продаж j-ой: biqiqj.
В результате подобных рассуждений удается построить систему дифференци-альных уравнений (1)-(2), которая тривиально обобщается на случай произвольного количества конкурирующих предприятий.
Для удобства дальнейшего исследования введем в рассмотрение безразмерные переменные:
τ = a1Nt – безразмерное время, yi = qi/N – безразмерный объем продаж i-ой фир-мы (i=1,2).
После этого модель задачи приобретает вид (13):
          ,                   (5)

Начальные условия приобретают вид y1(0) = y01, y2(0) = y02                (6)
Таким образом, А.В. Копылов и А.Э. Просвиров приходят к задаче Коши для системы обыкновенных дифференциальных уравнений (13)−(14), представляющей со-бой основу для математического моделирования рассматриваемого процесса.  
Рассматриваемый подход позволяет в определенной мере применить предлагае-мую модель к моделированию конкурентной стратегии промышленного предприятия, однако обладает следующими серьезными недостатками:
− необоснованным представляется универсальное использование системы диф-ференциальных уравнений, не подкрепленное соответствующим статистическим ана-лизом и верификацией модели;
− объемы продаж предприятий в рассматриваемой модели выступают итоговым показателем, в то время как  для реального предприятия значение имеет не только ре-зультативность, но и прежде всего экономическая эффективность мероприятий конку-рентной стратегии;
− в рассматриваемой модели игнорируются факторы конкурентного преимуще-ства продукции и непосредственно предприятия, могущие оказать существенное влия-ние на итоги реализации конкурентной стратегии;
− структура и особенности потребительского спроса в зависимости от уровня его конкурентности в модели вообще игнорируются;
− приведенная модель не подкреплена фактическими расчетами, что снижает ее содержательное значение и возможности практического использования для прогнози-рования результативности и экономической эффективности мероприятий конкурентной стратегии.
С.В. Степанов предлагает следующую формализацию рыночной системы в це-лях экономико-математического моделирования. Уважаемый автор выделяет два уров-ня конкуренции: 
1. Уровень реальной конкуренции − уровень сравнения ценности и полезности товара на основе анализа его ценовых и неценовых особенностей;
2. Уровень виртуальной конкуренции − уровень получения конкурентных пре-имуществ участником рынка при производстве конкурентоспособного товара.
Таким образом, реальное конкурентное взаимодействие осуществляется на пер-вом уровне. Такое представление подтверждает тот факт, что с позиции рыночного процесса не имеет значения, какой деятельностью обеспечены ценовые и неценовые характеристики товара. При этом рынок описывается следующей структурной схемой (рис. 1)  .
С учетом того, что отдельные виды конкуренции существенно различаются между собой, процесс формализации рынка необходимо осуществить в максимально общей форме, удовлетворяющей всем этим типам и видам.
Под математической моделью рынка предлагается понимать совокупность эле-ментов: 
R = (PT, PR, G),                                                             (7) 

где PT − множество потребителей товара; PR − множество производителей това-ра; G − государство, как регулирующий механизм рынка. 


 
Рисунок 1 – Двухуровневая модель структуры рынка (С.В. Степанов)

Государство G регулирует отношения на рынке через законодательную базу, со-здавая такие условия, при которых ни один участник рыночного процесса не станет (не захочет) прибегать к действиям, нарушающим положения этой базы, то есть конкуренция не станет недобросовестной. 
При получении государством дополнительной роли кроме регулирующей, полу-чим: G  PT  или G PR . 
Тогда в условиях регулируемого рынка, в ситуации участия государства в ры-ночных отношениях, как производителя или потребителя выражение (15) получит вид (16): 
  R = (PT,PR)  при G PT v G PR                                         (8) 
Рассмотрим более подробно особенности и формирование множеств PT и PR. 
Множество потребителей товаров можно описать: 
                                                  (9)
где n − количество потребителей. 
Множество производителей товаров можно описать: 
                                                 (10)
где m − количество производителей. 

Тогда, исходя из (17), (18), размер рынка можно было бы определить: 
                                                                (11)
Выражение (19) верно в том случае, если множества PT и PR не содержат ни од-ного предприятия, сочетающего в рамках данного рынка функции производителя и потребителя. 
Наполнением любого рынка является товар. Обозначим T множество товаров производимых (потребляемых) на рынке. Множество Т можно определить, как: 
                                                     (12)
где m − количество производителей; Tj − подмножество товаров j-го производи-теля. 
Важнейшим свойством этого множества является то, что T ≠ 0, так как на рынке должен быть представлен хотя бы один товар . 
Подмножество товаров j-го производителя: 
                                                    (13)
где lj − количество товаров j-го производителя. 
Любой товар имеет большое количество характеристик. Используя системный подход, товар на рынке можно рассматривать, как сложный объект − систему. В соот-ветствии с одним из свойств систем − разнообразием, любой товар из подмножества Tj должен иметь хотя бы одну особенность, отличающую его от других товаров из T. Та-кими экономическими отличиями являются неценовые показатели товара (например, торговая марка и имидж товара), а они, в свою очередь, являются признаками произво-дителей. 
Объединив (12) и (13) получаем, что множество T можно определить: 
                                                              (14)
где tjk − k-й товар j-го производителя. 
На основании (13) и (14) полный ассортимент товара на рынке R можно опреде-лить как: 
                                                               (15)
Обозначим H множество характеристик товара рынка: 
                                         (16)
где Hjk − подмножество характеристик k-го товара j-го производителя. 
Определим Hjk как: 
                                             (17)
где hyjk − y-я характеристика k-го товара j-го производителя; wjk − количество характеристик k-го товара j-го производителя. 
Выражение (17) носит важный характер, так как согласно положениям марке-тинга, различие между ценовыми и неценовыми параметрами велико. Только между некоторыми существует взаимное преобразование . 
Равноценность двух товаров  t' и  t"  можно было бы выразить: 
                                          (18)
Однако, на практике такое не возможно, так как полностью идентичных товаров не существует. Кроме того, многие характеристики товара не могут быть выражены числовыми данными. Особенно когда речь идет о показателях неценового характера. В реальных условиях равноценность товара можно выразить: 
                                          (19)
Обобщенная модель рынка имеет вид: 
         (20)
Таким образом, рынок R предлагается рассматривать, как совокупность непере-секающихся множеств потребителей  {pti}  и производителей {prj} товаров, взаимодей-ствующих с учетом регулирующей функции государства G, с заданным на этой сово-купности множестве производимых (потребляемых) товаров {tjk}  с определенными ценовыми и неценовыми характеристиками {hyjk} . 
Параметры полученного описания можно использовать для рассмотрения раз-личных видов конкуренции: 
1. Совершенная конкуренция:
                                             n → ∞ Λ m → ∞,                                              (21)
2. Монополия 
                         ( n = 1 Λ ∀ m) v (  ∀n Λ m = 1)                                     (22)
3. Монополистическая конкуренция
   ( n > m Λ Tj ≠ Tj+1 Λ m >1 ) v (m > n Λ Tj ≠ Tj+1 Λ n >1);              (23)
4. Олигополистическая конкуренция
                   (n >> m Λ Tj ≠ Tj+1 ) v ( m >> n Λ Tj ≠ Tj+1 )                         (24) 

Таким образом, полученное описание рынка обладает достаточной гибкостью, чтобы отразить все структурные и функциональные особенности конкуренции. Обра-щает на себя внимание большая размерность рассматриваемой задачи, подтверждаю-щая обоснованность применения новых математических подходов к моделированию конкурентного взаимодействия на рынке. 
Важнейшими компонентами предложенной модели С.В Степанова являются множества потребителей PT и производителей PR товаров (услуг) рынка R, а также са-мо множество производимых (потребляемых) товаров T. Эти три компонента заранее предопределены для любого рынка независимо от вида конкуренции на нем. Следова-тельно, переменным в модели является множество характеристик товаров H. Значения этих характеристик складываются на рынке эволюционно и способ их формирования существенно зависит от структуры рынка, а главное, типа и вида конкуренции на нем. Кроме того, разнообразие параметров, характеризующих различные виды конку-ренции, не позволяют построить единую, универсальную математическую модель для всех случаев конкурентного взаимодействия. В связи с этим различные виды конкуренции предлагается рассмотреть отдельно. 
Рассматриваемая модель обладает серьезным математическим аппаратом и по мнению уважаемого автора достаточно функциональна в отношении моделировании конкурентных процессов различных ситуаций конкуренции. Однако она обладает и значительными недостатками:
− непонятно, что является исходными, а что − расчетными показателями модели;
− не соответствует действительности утверждение автора о детерминированно-сти числа покупателей, производителей и выпускаемых товаров. такое утверждение справедливо лишь при рассмотрении конкретного момента развития рынка, в то время как в динамике это допущение значительно искажает результаты расчета авторской модели С.В. Степанова (по сути, он полностью игнорирует выход на рынок модифика-ций/инноваций товарной линейки);
− как и предыдущие исследователи, С.В. Степанов в своей модели не рассматривает институциональные особенности рынка, предполагая у каждого предприятия равный доступ к инфраструктуре продаж, равный доступ к потребителю и одинаковые методы инструменты ведения конкурентной борьбы (что не соответствует объективной экономической действительности);
− в авторской модели полностью игнорируется структура потребительского спроса и делается допущение об абсолютной рациональности модели потребительского поведения, что также не соответствует экономической действительности.
Указанные обстоятельства препятствуют широкому внедрению авторского под-хода С.В. Степанова в практику производственного менеджмента промышленных предприятий.
Развитие исследовательского подхода к имитационному моделированию конку-рентоспособности предприятия представлено в трудах А.А. Воронова, Н.А. Овчаренко. В трудах этих ученых обоснован состав входящих и исходящих параметров экономико-математической модели, на входе которой используются данные об объеме выпуска продукции промышленного предприятия и ее конкурентных преимуществах (Э.Ф. Хандамова – конкурентные преимущества предприятия), на выходе модели рассчитываются количественные характеристики продаж продукции в натуральном и стоимостном выражении в зависимости от состояния конкурентного рынка, после чего определяется экономическая эффективность функционирования предприятия.
Моделирование конкурентоспособности продукции предприятия А.А. Воронов предлагает осуществлять в несколько этапов:
1. Моделирование частных конкурентных преимуществ (цена, качество, потре-бительские предпочтения). Например, конкурентоспособность i-й продукции 1-го предприятия относительно j-й продукции 2-го предприятия по цене находится в обрат-ной зависимости от их цен (25)
                                                              (25)
где αi1/j2 − конкурентоспособность i-й продукции 1-го предприятия относительно j-й продукции 2-го предприятия по цене; Цj2 − цена j-й продукции 2-го предприятия; Цi1 − цена i-й продукции 1-го предприятия. 
Конкурентоспособность продукции предприятия относительно продукции кон-курентов по качеству имеет прямую зависимость (26)
                                                        (26)
где βi1/j2 − конкурентоспособность i-й продукции 1-го предприятия относительно j-й продукции 2-го предприятия по выбранному количественному критерию качества; Кi1 − реальный уровень показателя качества i-й продукции 1-го предприятия; Кj2 − то же j-й продукции 2-го предприятия. 
2. Объединение частных конкурентных преимуществ продукции предприятия в модель конкурентоспособности (27)
                                          (27)
где Ji1/j2 − интегральный показатель конкурентоспособности i-й продукции    1-го предприятия по отношению к j-й продукции 2-го предприятия.
3. Определение доли продаж i-й продукции 1-го предприятия и j-й продукции 2-го предприятия. Например, если Ji1/j2 = 2, то экономический смысл показателя: по сово-купности важнейших потребительских параметров i-я продукция 1-го предприятия в 2 раза конкурентоспособнее j-й продукции 2-го предприятия. В этом случае объем про-даж распределится как 2/3 к 1/3: 66,7% продаж придется на i-ю продукцию 1-го пред-приятия и 33,3% ─ на j-ю продукцию 2-го предприятия.
Однако такое распределение объема продаж на рынке возможно только в иде-альных условиях, когда объем производства продукции всеми производителями на рынке равен объему потребления. На практике производители продукции действуют в условиях значительного уровня неопределенности, поэтому производство продукции часто превышает ее потребление. В этом случае возможны 2 модели поведения потре-бителя на рынке продукции:
− более конкурентоспособная продукция реализуется полностью, а дефицит (разность между ее производством и потреблением) погашается за счет менее конку-рентоспособной продукции;
− объем продаж распределяется пропорционально конкурентоспособности про-дукции предприятия с учетом всех повышающих и понижающих показателей (конку-рентных преимуществ и недостатков продукции). В этом случае введем коэффициент реализации, отражающий взаимосвязь между частным показателем конкурентоспособ-ности продукции предприятия и объемом ее реализации на рынке: чем больше частный показатель конкурентоспособности продукции предприятия, тем выше при прочих равных условиях повышающий коэффициент реализации. Реальные значения взаимосвязи конкурентных преимуществ продукции предприятия и коэффициентов реализации можно получить посредством прикладных маркетинговых и статистических исследований.
Объем конкурентной заявки продукции предприятия в этом случае составит (28)
                                                 (28)
где КЗ − объем конкурентной заявки; N − количество произведенной продукции (в стоимостном или натуральном измерении); ai, bi…ki − коэффициенты реализации, отражающие конкурентные преимущества продукции предприятия.
Объем продаж на рынке продукции в этом случае распределится пропорцио-нально конкурентным заявкам всех предприятий (29)
                                                           (29)
где V1 − доля продаж рынка продукции 1-го предприятия; S − спрос (объем по-требления на рынке продукции); КЗ1 − конкурентная заявка продукции 1-го предприя-тия; n − число предприятий на данном рынке продукции;  − общий объем кон-курентных заявок продукции всех предприятий-производителей на рынке. 
Значительным шагом в развитии имитационного направления экономико-математического моделирования конкурентных процессов является модель Н.А. Овча-ренко, в которой сделана попытка дифференциации и раздельного моделирования ре-зультатов конкурентной борьбы на рынках сбыта продукции предприятия среди лояль-ных и конкурентных потребителей (рис. 2).
Рынок лояльного спроса подразумевает наличие тесных взаимосвязей между производителем и потребителями, снижение уровня неопределенности при осуществ-лении лояльными потребителями транзакций на рынке в сторону конкретного производителя, реализацию программ поддержки лояльности существующих потребителей, что находит свое выражение при формировании финансового результата работы производителей на этом рынке и необходимости его корректировки на стоимость этих программ. Особенностью этого рынка является его сбалансированность и минимум непроизводственных затрат, связанных с перепроизводством продукции в условиях рынка конкурентного спроса и логистических расходов на хранение и транспортировку складского запаса. 
Рынок конкурентного спроса характеризуется отсутствием тесных взаимосвязей между производителем и потребителями, высоким уровнем конкурентного поведения потребителей, необходимостью осуществления дополнительных расходов на ведение конкурентной борьбы, могущих существенно скорректировать финансовый результат от работы производителя в этом сегменте. 
Рынок конкурентного спроса может находиться в двух состояниях, характеризу-емых соотношением уровня производства и спроса. В случае превышения спроса над производством возникает ситуация дефицита, характеризуемая полной реализацией произведенной продукции без образования складского запаса и связанных с этим соот-ветствующих логистических затрат, при этом финансовый результат будет скорректи-рован на величину затрат на ведение конкурентной борьбы.



 
 

Рисунок 2 – Экономико-математическая модель распределения конкурентного рынка, учитывающая фактор
лояльности и конкурентности потребительского поведения (Н.А. Овчаренко)
 
В случае превышения производства над спросом и возникает собственно ситуа-ция конкуренции, характеризующая реализацией конкурентного поведения производителей и потребителей и действием механизма конкуренции, выражаемым в дифференциации конкурентоспособных и неконкурентоспособных производителей и усилением разрыва между ними. Производители вынуждены нести как расходы на осуществление конкурентной борьбы, так и логистические расходы, связанные с хранением и транспортировкой произведенной, но не нашедшей спроса продукции, что снижает финансовый результат производственно-хозяйственной деятельности и корректирует корпоративную конкурентоспособность.
Итогом расчета имитационной модели является формирование итогового фи-нансового результата операционного цикла работы предприятия и оценка его конку-рентоспособности. Предлагаемая модель может быть применена для имитационного моделирования следующих типовых управленческих ситуаций производственного ме-неджмента, а именно моделирование:
1) текущей конъюнктуры рынка промышленной продукции;
2) ситуации выхода на рынок нового предприятия;
3) ситуации вывода на рынок инновационного товара.  
Рассматриваемая модель характеризуется большей точностью в сравнении с мо-делями предшественников за счет выделения и дифференцирования процессов конку-ренции на рынках лояльного и конкурентного спроса и соответствующих им законо-мерностей формирования финансового результата предприятий-конкурентов. Однако и в этой модели заложены значительные резервы совершенствования, суть которых, на наш взгляд, сводится к следующему:
− автор игнорирует наличие самостоятельного сегмента «случай-ных»/единичных покупателей, размер которого может быть весьма значительным, что соответственно может оказать существенное влияние на итоговое распределение кон-курентного рынка и финансовые результаты производственной деятельности его участников; 
− из приведенной модели видно, что одним из допущений автора является оди-наковый размер, стоимость и рентабельность транзакций, что не соответствует эконо-мической действительности;
− приведенная модель не позволяет проводить факторный анализ конкуренто-способности промышленного предприятия и получать количественные характеристики резервов ее роста.
Логическим итогом ретроспективного анализа основных направлений модели-рования конкурентных процессов является авторское видение и факторная модель кон-курентоспособности промышленного предприятия, рассчитанная исходя из основных показателей транзакционного анализа масштабов и интенсивности конкуренции.
Для расчета факторной модели конкурентоспособности промышленного пред-приятия и получения количественных оценок резервов ее роста нами был разработан и апробирован расчетным путем методологический подход, основанный на возможно-стях использования транзакционного анализа.
Для разработки факторной модели были использованы следующие допущения:
1) исходными данными моделирования являются данные о транзакциях про-мышленных предприятий в конкурентном сегменте рынка важнейшего вида промыш-ленной продукции;
2) в число этих данных входят количество транзакций конкретного предприятия, их стоимость и валовая рентабельность;
3) конкурентоспособность предприятия рассчитывается как результирующий показатель деятельности каждого конкретного предприятия на конкурентном сегменте рынка путем сопоставления операционной эффективности субъекта конкуренции и среднего рыночного уровня (метод количественной оценки конкурентоспособности предприятия М. Манвеляна);
4) эталонная модель конкурентоспособности определяется усреднением основ-ных факторов корпоративной конкурентоспособности (количество конкурентных транзакций, стоимость конкурентных транзакций, валовая рентабельность конкурентных транзакций в расчете на одного участника рынка);
5) поиск и оценка резервов роста конкурентоспособности конкретного предпри-ятия осуществляется методами сравнения и цепных подстановок, позволяющих вы-явить и количественно определить перспективные направления роста корпоративной конкурентоспособности на основе интенсификации использования факторов, форми-рующих модель корпоративной конкурентоспособности промышленного предприятия.
Расчет факторной модели конкурентоспособности промышленного предприятия предлагается осуществлять в следующей логической последовательности:
1) составление исходного эмпирического массива конкурентных транзакций участников рынка;
2) аналитическая характеристика массива и расчет количественных оценок кон-курентоспособности субъектов рынка, необходимых для применения метода цепных подстановок;
3) расчет условных величин конечной оценки валовой прибыли предприятия, учитывающей последовательное изменение основных факторов, входящих в модель;

Таблица 1 – Цифровой массив конкурентных транзакций участников рынка
№ предприятия № транзакции Сумма тран-закции, тыс. руб. Валовая рента-бельность тран-закции, % Валовая при-быль транзак-ции, тыс. руб.
1 1 Стр11 Ртр11 ВПтр11
n Стр 1n Ртр 1n ВПтр 1n
2 1 Стр 21 Ртр 21 ВПтр 21
m Стр 2m Ртр 2m ВПтр 2m
Z 1 Стр z1 Ртр z1 ВПтр z1
y Cтр zy Ртр zy ВПтр zy
Итого  
 
 


4) количественная оценка и интерпретация резервов роста корпоративной кон-курентоспособности промышленного предприятия за счет факторов, составляющих модель.
Итогом первого этапа моделирования является массив, характеризующий состав и особенности конкурентных транзакций в разбивке по участникам рынка (табл. 1).
Для составления аналитической характеристики эмпирического массива тран-закций в разбивке по участникам рынка целесообразно применить следующую систему показателей (табл. 2).

Таблица 2 – Аналитическая характеристика массива конкурентных транзакций участников рынка
Участ-ник рынка Количе-ство транзак-ций Общая сто-имость транзакций, тыс. руб. Средняя стои-мость транзак-ции, 
тыс. руб. Валовая прибыль, тыс. руб. Средняя валовая рен-табельность транзак-ций, %
1 2 3 4 5 6
1-е пред-прия-тие ТР1  
 /ТР1
  / /ТР1)
2-е пред-прия-тие ТР2  
 /ТР2
  /( /ТР2)
Z-е пред-прия-тие ТРZ  
 / ТРZ
  / ( / ТРZ)
Итого  
 
 / 
 
 /( / )

Эта-лон (сред-няя)  
 / 
  /( / )

По итогам расчета таблицы 2 появляется возможность применения метода цеп-ных подстановок для расчета условных величин конечной оценки валовой прибыли предприятия, учитывающей последовательное изменение основных факторов, входя-щих в модель (табл. 3).



Таблица 3 – Расчет условных величин конечной оценки валовой прибыли пред-приятий, учитывающей последовательное изменение основных факторов, входящих в модель
Условная 
величина Предприятие
1 2 Z
П1 ТРэт * ССтр эт*СРтр эт ТРэт * ССтр эт*СРтр эт ТРэт * ССтр эт*СРтр эт
П2 ТР1 * ССтр эт*СРтр эт ТР2 * ССтр эт*СРтр эт ТРZ * ССтр эт*СРтр эт
П3 ТР1 * ССтр 1*СРтр эт ТР2 * ССтр 2*СРтр эт ТРZ * ССтр Z*СРтр эт
П4 ТР1 * ССтр 1*СРтр 1 ТР2 * ССтр 2*СРтр 2 ТРZ * ССтр Z*СРтр Z

В таблице использованы следующие условные обозначения: ТР − количество транзакций, соответственно эталонной модели (ТРэт), 1-Z предприятий (ТР1 − ТРZ), ССтр – средняя стоимость транзакций (соответственно эталонной модели и предприятий-участников исследования), СРтр – средняя рентабельность транзакций (соответственно эталонной модели и предприятий-участников исследования).
После расчета условных величин конечной оценки валовой прибыли предприя-тий появляется возможность расчета резервов роста корпоративной конкурентоспособ-ности за счет изменения ее факторов (табл. 4).
Каждый из охарактеризованных резервов (резерв роста числа транзакций на конкурентном рынке, резерв роста стоимости конкурентной транзакции и резерв роста ее рентабельности) характеризуется количественной величиной, отражающей возмож-ность увеличения валовой прибыли предприятия при достижении соответствующего показателя каждого рассматриваемого предприятия до эталонной величины (средней по рынку).

Таблица 4 – Расчет резервов роста корпоративной конкурентоспособности за счет изменения ее факторов
Резервы роста конкурентоспо-собности Предприятие 1 Предприятие 2 Предприятие Z
Резерв роста числа транзак-ций (Ртр) (П2-П1)1 (П2-П1)2
(П2-П1)Z
Резерв роста стоимости транзакции (РССтр) (П3-П2)1 (П3-П2)2
(П3-П2)Z
Резерв роста рентабельности транзакции (РСРтр) (П4-П3)1 (П4-П3)2
(П4-П3)Z
Итого (Ртр1+Ртр2+Ртр3)1
либо (П4 – П1)1 (Ртр1+Ртр2+Ртр3)2
либо (П4 – П1)2
(Ртр1+Ртр2+Ртр3)Z
либо (П4 – П1)Z

При этом сумма резерва, получаемая со знаком «минус» характеризует общие резервные возможности предприятия в использовании каждого из факторов корпора-тивной конкурентоспособности, а сумма резерва со знаком «+» отражает превышение уровня использования фактора предприятием в сравнении с эталонным (среднерыноч-ным) уровнем.
Проиллюстрируем особенности применения данной модели на расчетном при-мере. Имеется три промышленных предприятия, осуществивших в анализируемом пе-риоде 29 конкурентных транзакций, общей стоимостью 250424 тыс. руб. (табл. 5).

Таблица 5 – Пример цифрового массива конкурентных транзакций участников рынка

№ предприятия
№ транзакции Сумма тран-закции, тыс. руб. Валовая рента-бельность тран-закции, % Валовая прибыль транзакции, тыс. руб.
1 2 3 4 5
1 1 12320 10 1232
1 2 9560 12 1147,2
1 3 11245 9 1012,05
1 4 4535 9,5 430,825
1 5 6761 10,5 709,905
1 6 5455 12 654,6
1 7 9812 11 1079,32
1 8 10150 14 1421
1 9 7651 9 688,59
2 1 6870 7 480,9
2 2 5934 8,5 504,39
2 3 9055 7,5 679,125
2 4 8965 7 627,55
2 5 12010 8,5 1020,85
2 6 6502 9 585,18
2 7 3407 8,1 275,967
2 8 3022 7,5 226,65
2 9 4055 7,1 287,905
2 10 2095 7,5 157,125
2 11 11050 7,9 872,95
2 12 7075 8 566
2 13 6895 7,3 503,335
2 14 5780 7,8 450,84
2 15 8912 8 712,96
3 1 15450 9,5 1467,75
1 2 3 4 5
3 2 14245 12 1709,4
3 3 17576 12,7 2232,152
3 4 12056 11,5 1386,44
3 5 11980 12,5 1497,5
Итого 29 250423 9,38 24620,459
Представленный массив был подвергнут аналитической обработке в соответ-ствии с приведенным выше алгоритмом, в результате чего была получена следующая аналитическая характеристика (табл. 6).

Таблица 6 – Аналитическая характеристика массива конкурентных транзакций участников рынка
Предприятие Количе-ство транзак-ций Общая сто-имость транзакций, тыс. руб. Средняя стоимость транзакции, тыс. руб. Валовая прибыль, тыс. руб. Средняя ва-ловая рента-бель-ность транзакций, %
1-е предприятие 9 77489 8 609,89 8 375,49 11
2-е предприятие 15 101627 6 775,13 7 951,73 8
3 предприятие 5 71307 14 261,40 8 293,24 12
Итого 29 250423 8 635,28 24 620,46 10
Эталон (средняя) 10 83 474 8 635,28 8 206,82 10

На основании аналитической таблицы был произведен расчет условных вели-чин, конечной оценки валовой прибыли предприятий, учитывающей по-следовательное изменение основных факторов, входящих в модель (табл. 7).

Таблица 7 – Расчет условных величин, конечной оценки валовой прибыли пред-приятий, учитывающей последовательное изменение основных факторов, входящих в модель
Условная величина Предприятие
1 2 3
П1 8 206,82 8 206,82 8 206,82
П2 7 640,83 12 734,72 4 244,91
П3 7 618,37 9 991,51 7 010,58
П4 8 375,49 7 951,73 8 293,24

Рассчитанные условные величины позволили получить количественные оценки резервов роста конкурентоспособности каждого из предприятий – участников исследо-вания (табл. 8).

Таблица 8 – Расчет резервов роста корпоративной конкурентоспособности за счет изменения ее факторов
Резервы роста конкуренто-способности Предприятие 1 Предприятие 2 Предприятие 3
Резерв роста числа транзак-ций − 565,99 4 527,90 − 3 961,91
Резерв роста стоимости тран-закции − 22,46 − 2 743,21 2 765,68
Резерв роста рентабельности транзакции 757,12 − 2 039,78 1 282,66
Итого 168,67 −255,09 86,42
Интерпретация полученных результатов выглядит следующим образом: за счет увеличения числа конкурентных транзакций до среднерыночного уровня первое пред-приятие – участник исследования могло бы увеличить собственную валовую прибыль от продаж на конкурентном сегменте рынка на 565,99 тыс. руб., за счет увеличения средней стоимости конкурентной транзакции – на 22,46 тыс. руб. За счет значительного опережения рентабельности конкурентных транзакций первого предприятия над среднерыночным уровнем предприятие не имеет резервов по этому фактору, а его позитивное влияние перекрыло негативное влияние двух предшествующих факторов, что обеспечило превышение валовой прибыли предприятия от осуществления конкурентных транзакций над эталонной (среднерыночной) величиной на 168,67 тыс. руб. (8375,49 тыс. руб. против 8206,82 тыс. руб.)
Конкурентная активность второго предприятия – участника исследования характеризовалось значительными резервами в части средней стоимости транзакции (2743,21 тыс. руб. возможного прироста общей суммы валовой прибыли предприятия при достижении эталонного уровня рынка) и рентабельности транзакции (соответственно 2039,78 тыс. руб.). Даже значительное превышение числа конкурентных транзакций над эталонным уровнем не обеспечило предприятию получения среднего размера валовой прибыли от конкурентных транзакций по рынку, разница составила 255,09 тыс. руб.
Третье предприятие имело наибольшие резервы в части количества конкурент-ных транзакций (соответственно 3961,91 тыс. руб.), значительно превосходя показатели эталонной модели в части средней стоимости конкурентной транзакции и рентабельности конкурентных транзакций, что обеспечило предприятию положительную разницу в общем объеме валовой прибыли в сравнении с эталоном на 86,42 тыс. руб.
Авторская модель была апробирована на эмпирических массивах транзакций следующей размерности:
1) 5 предприятий, 118 конкурентных транзакций;
2) 7 предприятий, 221 конкурентная транзакция;
3) 11 предприятий, 342 конкурентных транзакции;
4) 15 предприятий 544 конкурентных транзакции.
Во всех перечисленных случаях расчет показателей эталона и резервов роста конкурентоспособности отдельных предприятий был полностью идентичен приведен-ному примеру, доказал свою результативность и содержательное значение в части ко-личественной характеристики резервов повышения использования отдельных факторов корпоративной конкурентоспособности промышленных предприятий. 
Вместе с тем, существенным ограничением в применении предлагаемого метода является необходимость сбора значительного исходного информационного массива, характеристики которого относятся к коммерческой тайне промышленных предприя-тий. Существенной представляется также трудоемкость сбора подобных информацион-ных массивов. 
Однако при преодолении этих объективных трудностей предприятия – участни-ки исследования получают возможность применения объективного количественного метода моделирования корпоративной конкурентоспособности и получения количе-ственных характеристик резервов ее роста.
Подводя итог сказанному отметим, что в научной статье нами предложен и под-твержден соответствующими расчетами новый метод моделирования и факторного анализа конкурентоспособности промышленных предприятий, использующий методо-логию транзакционного анализа при исследовании конкурентных процессов, в которые вовлечены промышленные предприятия. Использование данного метода расширяет арсенал количественных методов исследования и моделирования процессов конкуренции, позволяя получать экономически обоснованные оценки эталонных значений отдельных факторов конкурентоспособности, характерных для   конкретного рынка важнейших видов промышленной продукции, а на их основе – исчислять и реализовывать резервы роста конкурентоспособности промышленных предприятий.

Список использованной литературы
1. Копылов А.В., Просвиров А.Э. Динамическая модель конкуренции двух фирм на однородном рынке // Успехи современного естествознания. 2003. №8.
2. Степанов С.В. Моделирование конкуренции в условиях рынка. М., 2009.
3. Воронов А.А. Оценка и менеджмент конкурентоспособности продукции. Краснодар, КубГУ, 2003.
4. Овчаренко Н.А. Формирование и развитие конкурентной среды в промыш-ленности: теоретические и методологические аспекты. Автореф. дис. … д-ра экон. наук. СПб, 2012.



 

Теория инноваций


ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ИННОВАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ  РАЗВИТИЯ КАЛУЖСКОГО РЕГИОНА 

Е.В. Ерохина, ФГБОУ ВПО Московский государственный технический университет
 им. Н.Э. Баумана,  филиал в г. Калуге (Калуга)


Аннотация
В статье проводится анализ потенциальных возможностей развития Калужской области. Автор показывает, в чем заключаются основные достижения региона за по-следние годы, называет трудности, говорит о проблемах инновационного развития территории. В статье названы основные приоритетные направления развития, в том числе особое внимание уделено развитию инновационного потенциала, малого и среднего предпринимательства, созданию комфортной среды проживания и деятельности для жителей области.
 
Калужская область расположена в центре европейской части России к юго-западу от Москвы. Через территорию области проходят важнейшие железнодорожные и автомобильные магистрали, по которым осуществляются местные и транзитные связи не только с регионами России, но и странами ближнего зарубежья. Территория области составляет 29,8 тыс. квадратных километров. На начало 2011 г. в области проживало более 1 млн. человек. Две трети населения проживает в городах и поселках, в том числе: областном центре – г. Калуге – 327,5 тыс. человек, г. Обнинске - 105,4 тыс. человек, г. Людиново - 41,5 тыс. человек, г. Кирове - 38,8 тыс. человек. В области  319 муниципальных образований, 19 городов, 10 поселков городского типа и 3182 сельских  населенных пункта.
Основной производственный потенциал (почти 2/3 промышленного и 1/2 сель-скохозяйственного производства) сосредоточен в центральной и северной частях Ка-лужской области. Негосударственный сектор в экономике области занимает более 80 процентов и имеет тенденцию к увеличению. Наиболее крупные промышленные цен-тры региона: города Калуга, Обнинск, Людиново, Кондрово, Киров, Сухиничи, Малоярославец. На сегодняшний день Калужская область является одним из успешно развивающихся регионов Центрального федерального округа (ЦФО). По плотности железных и автомобильных дорог общего пользования Калужская область входит в двадцатку передовых регионов страны. Область прочно занимает место в первой десятке регионов России с наиболее развитой системой телекоммуникаций.
Социально-экономическое развитие Калужской области сохраняет положитель-ные тенденции посткризисного периода и характеризуется улучшением большинства макроэкономических показателей: низкой инфляцией, увеличением реальных доходов населения и притоком инвестиций в основной капитал, ростом объемов производства в реальном секторе экономики в сочетании с финансовой стабильностью, устойчивым пополнением бюджета области.
По многим основным экономическим показателям Калужская область занимает ведущие позиции среди регионов ЦФО, причем высокие показатели её развития обусловлены не использованием сырьевых запасов, а собственным научно-техническим потенциалом (рис. 1).
 
Рисунок 1. Достижения региона в показателях развития за последние годы

Калужская область впервые в новейшей истории превратилась в финансово са-модостаточный регион. За последние десять лет только калужане смогли присосе-диться к списку 11 крупных российских регионов доноров.
В 2011 г. калужский регион подписал 19 новых инвестиционных соглашений, заработало 9 новых предприятий. Создание комфортного делового климата и массиро-ванное привлечение крупных иностранных инвесторов - все это дало мощный толчок к росту областных доходов и укреплению лидирующих позиций региона на экономической карте России. Поэтому у области появилось уникальное преимущество: возможность использовать экономический рост для модернизации предприятий традиционной экономики и масштабнее поддерживать инновационный малый бизнес. В 2011 г. Калужская область третий год подряд стала лидером в стране по индексу промышленного производства. Его рост составил 27,1% при среднероссийских 4,7%. Объем ВРП достиг 267,7 млрд. руб¬лей и увеличился почти на 15%. Этот показатель рос быстрее, чем в Китае (около 10% ежегодно). Взятый несколько лет назад курс на привлечение иностранных инвестиций в экономику региона себя полностью оправдал.
За 2011 г. в области выпущено 10% всех произведенных в России легковых ав-томобилей. Постепенно калужский автокластер становится одним из крупнейших в стране. Всего с конвейеров сошло более 180 тысяч автомобилей. Это на 65 тысяч больше, чем в 2010 г. За последние годы в Калужской области выпущено уже около 500 тысяч автомобилей. Однако наряду с социальными и экономическими преиму-ществами в регионе следует выделить и ряд проблем (таблица 1).
На областном рынке труда остро ощущается нехватка квалифицированных ра-бочих. В первую очередь, это связано с тем, что количество рабочих мест, созданных в последние годы в Калужском регионе, превышает собственные возможности региона по обеспечению предприятий необходимым количеством специалистов. Складываю-щийся дефицит кадров - следствие общей демографической ситуации. Сокращение численности населения трудоспособного возраста характерно для большинства россий-ских регионов. В регионе численность населения сокращается с 1996 г. По прогнозам Калугастата численность населения начнет возрастать только к 2015 г. (таблица 2).


Таблица 1 - Социальные преимущества и проблемы Калужского региона
Социальные преимущества Социальные проблемы
* выгодное географическое положение во внешней зоне Московской агломерации,
* реконструкция транспортной инфраструктуры, связывающей область со столицей страны; 
* более эффективное управление регионом,
* успешная инвестиционная политика; 
* стремительный рост промышленного производства, инвестиций и жилищного строительства в 2007-2008 гг.;
* более высокая миграционная привлекательность;
* пониженный уровень безработицы;
* рост доходов населения, вызванный быстрым развитием экономики, при невысокой стоимости жизни, что позволило резко снизить уровень бедности;
* наличие инновационной зоны роста – г. Обнин-ска. * неблагоприятная демографическая ситуация;
* гипертрофированная роль машино-строительного комплекса в экономике региона;
* энергодефицитность как серьезный барьер для индустриального развития;
* возросшая долговая нагрузка на региональный бюджет;
* сильные внутрирегиональные дис-пропорции между динамично разви-вающимся севером и депрессивным югом;
* недостаток квалифицированных кадров в системе здравоохранения, инженерных кадров и др.;
* слаборазвитость высшего образования.

Таблица 2 – Показатели численности постоянного населения Калужской области человек)
Показатели Численность населения Прогноз
01.01.2008 01.01.2009 01.01.2010 2011 2012 2013 2014 2015
Численность населе-ния 1005,6 1002,9 1001,6 1000,9 1000,9 1001,2 1001,7 1002,1
Численность город-ского населения 765,7 764,6 763,9 765,1 766,1 767,5 768,9 770,1
Численность сель-ского населения 239,9 238,3 237,7 235,8 234,8 233,7 232,8 232,0

На сегодняшний день для постоянно растущего числа инвестиционных про-ектов регион находит решения  кадровых проблем, в том числе и за счет «импорта» кадров из соседних областей. Создание в области  оптимальных условий не только для работы, но и для жизни  должно привлечь приезжих специалистов. Сегодня при поддержке регионального Правительства такие условия активно формируются на крупнейших инвестиционных предприятиях: «Volkswagen AG», «Volvo Truck Corporation», «PSA Peugeot Citroen» и «Mitsubishi Motors Corporation» и др. 
Развитие экономики области служит, прежде всего, обеспечению достойного уровня доходов работающего населения и повышению расходов областного бюджета в рамках осуществляемой целенаправленной политики в социальной сфере. Значимые проблемы социально-экономического развития региона в 2010 г. решались посредством реализации более 20 федеральных целевых программ (подпрограмм) и 40 областных целевых программ.
Исторически сложившаяся специализация экономики Калужской области - про-мышленное и сельскохозяйственное производство, чья совокупная доля составляет около 40% ВРП. В последние годы Калужская область демонстрирует быстрое эконо-мическое развитие и привлекает международных стратегических инвесторов, последо-вательно наращивает свой производственный и научный потенциал и на этой прочной основе реализует свои социальные программы. Анализ динамики и структуры произ-водства валовой добавленной стоимости по видам экономической деятельности свиде-тельствует об ускоренном развитии и увеличении доли обрабатывающих производств, строительства, то есть видов экономической деятельности, ориентированных на внут-ренний спрос (см. таблица 3). 

Таблица 3 – Отраслевая структура валовой добавленной стоимости (в текущих основных ценах; в % к итогу) в ряде областей ЦФО (выборочно по видам деятельно-сти) 
Область 
ЦФО По видам экономической деятельности в 2009 г.
Обра-баты-ваю-щие про-из-вод-ства Опто-вая и роз-ничная тор-говля; ре-монт и др. Строи-тельство Сельское, лес-ное хо-зяй-ство, охо-та Опера-ции с недви-жимым иму-щест-вом, и др. услуги Госу-дарст-венное управ-ление, соци-альное обеспе-чение и др. Транспорт и связь Здраво-ох-
ра-не-ние и др.  ус-
луги Производст-во и рас-пре-деле-ние элект-ро-энер-гии и др. Образова-ние Пре-дос-тавле-ние прочих комму-наль-ных, соци-альных и др. услуг
Калужская область 29,7 14,2 9,3 9,0 8,3 7,3 6,7 4,7 4,2 4,0 1,2
Тульская 
область 27,8 14,3 14,3 7,1 12,9 6,9 8,1 5,2 4,2 4,0 1,3
Брянская 
область 17,1 18,9 4,9 11,0 7,5 9,4 13,6 5,5 4,5 4,9 1,0
Воронеж-ская об-ласть 15,6 20,2 7,0 11,8 9,7 7,4 10,4 4,4 6,1 4,5 1,1

Благодаря созданному в регионе потенциалу развития, в 2008 г. экономике Ка-лужской области удалось избежать тяжелых экономических ударов и сохранить поло-жительную динамику. В целом, основываясь на темпах роста основных компонентов ВРП, и прежде всего ускоренное развитие обрабатывающих производств, позволяют оценивать реальный прирост ВРП в 2008 г. порядка 12,8%. 
Экономический рост в области в 2010 г., прежде всего, умножение инвестиций в региональную экономику, рост промышленного и сельскохозяйственного производ-ства, повышение реальных доходов населения, обеспечил повышение рейтинга Калуж-ской области среди регионов Российской Федерации. В свою очередь устойчивое раз-витие экономики является залогом будущего социального благополучия и повышения качества жизни населения области. 2010 – 2011 гг., несмотря на  негативные тенденции последствий экономического кризиса, стали для Калужской области одними из успешных в ряду последних лет. Подавляющее большинство показателей, характеризующих социально-экономическое развитие области, имеет положительную динамику на фоне достаточно высоких темпов прироста предыдущего года.
Промышленное производство по оценке к уровню 2009 г. увеличилось за 2010 г. на 32,4%. Рост объемов в строительстве составил 25,1%, ввода жилья 37,2%, оборота розничной торговли 13,2%, объема платных услуг населению 9%. 
В области поддерживается достаточно стабильная структура занятости, наибольшее количество рабочих мест приходится на промышленность (25%), торговлю (15%) и сельское хозяйство (12%). По уровню официальной безработицы, которая не превышает в последние годы 0,6%, область имеет самый лучший показатель по ЦФО. 
По данным обследования населения по проблемам занятости, численность эко-номически активного населения в среднем за 2010 г. составила 553,6 тыс. человек (55,3% от общей численности населения области). В  числе экономически активного населения – 517,5 тыс. человек (93,5%) заняты в экономике, 36,1 тыс. человек (6,5%) - не имели занятия, но активно его искали и, в соответствии с методологией Междуна-родной Организации Труда, классифицировались как безработные. По оценке, женщи-ны составляли 50,3% занятых в экономике и 58,6% безработных (таблица 4). Такая по-зитивная динамика в значительной мере обусловлена ростом инвестиционных потоков, чему способствует реализация инвестиционной стратегии региона, на-правленной на работу с инвесторами на новом качественном уровне. Прежде всего, это целенаправленная и системная работа по созданию возможностей для размещения новых производств на территории формируемых индустриальных парков (промышленно-технологичных зон), низкие риски инвестирования, предоставление налоговых льгот и субсидий, административная поддержка органов государственной власти области.

Таблица 4 – Занятость населения Калужской области в 2009-2010 гг.
Экономически 
активное 
Население, тыс. человек В том числе:
занятые безработные из них  среднегодовая 
численность безработных, зареги-стрированных в службе занятости
2009 г. 565,5 530,5 35,0 6,3
2010 г. 553,6 517,5 36,1 5,4

Область стремится активно развивать устойчивые и доверительные отношения между бизнесом и властными структурами, облегчающие вхождение нового бизнеса в экономику области. Это позволило привлечь в регион достаточно крупных иностран-ных инвесторов, которые размещают свои производства в создаваемых на территории области индустриальных парках.
На территории области реализуются проекты развития индустриальных парков – государственные: «Ворсино», «Калуга-ЮГ», «Росва», «Грабцево» и др. и первый частный индустриальный парк финской компании «Лемкон».
Создание индустриальных парков с качественным предложением площадок, оборудованных необходимой инженерной инфраструктурой для размещения новых производств, обеспечивает сбалансированную индустриальную застройку региона, со-гласованную с развитием транспортной, инженерной и социальной инфраструктур, с учетом перспектив развития трудовых ресурсов. Индустриальные парки занимают по-чти 2,5 тысячи гектаров, предназначенных для промышленной застройки, на сегодня более 1000 гектаров уже предоставлены инвесторам. Производства, размещенные в этих парках, создадут около 30 тыс. новых рабочих мест, из которых на 14 тысяч уже заключены инвестиционные соглашения.  Основным инвестиционным тематическим проектом индустриальных парков стало создание автокластера – в область пришли 4 крупнейших мировых производителя автомобилей и 2,3 млрд. евро инвестиций (Volkswagen, Volvo, Peugeot-Citroën). 
Создается специализированный агропромышленный парк «Детчино», в котором сосредотачивается производство, демонстрация и обучение работе на новейших образ-цах сельскохозяйственной техники пяти европейских компаний и США («John Deere»). 
Миссия калужских технопарков заключается в создании эффективно действую-щей системы поддержки и продвижения наукоемких, инновационных проектов от мо-мента зарождения научной идеи до организации серийного выпуска продукции. Они призваны обеспечить не только благоприятные условия для вывода на рынок наукоем-кой продукции с высокой добавленной стоимостью, но и системное развитие инфра-структуры поддержки высокотехнологичного бизнеса. Создание промышленных зон и технопарков позволяет не только привлекать в область производства, ориентированные на растущие внутренний и внешний рынки, но и создавать задел для будущего развития региона. 
Для привлечения внешних инвестиций сформирован и постоянно обновляется банк данных по инвестиционным площадкам и объектам недвижимости, пригодным для размещения производств, формируется благоприятный инвестиционный имидж области. Организовано индивидуальное сопровождение инвестиционных проектов, осуществляется мониторинг их реализации, предупреждаются критические ситуации, связанные с реализацией проектов. Совместная работа министерств и ведомств Калужской области позволяет в срок выполнять обязательства, взятые на себя Правительством Калужской области в соответствии с соглашениями о сотрудничестве в сфере реализации инвестиционных проектов
Благодаря приходу крупных инвесторов в область удается частично нивелиро-вать влияние финансового кризиса и сохранять положительную динамику капитало-вложений (рис.2). 















Рисунок 2. Объем инвестиций в Калужской области

Наиболее привлекательными для инвестирования видами деятельности являют-ся обрабатывающие производства, в том числе: «производство транспортных средств и оборудования», «целлюлозно-бумажное производство», «обработка древесины, произ-водство изделий из дерева», «производство электрооборудования», «производство про-чих неметаллических минеральных продуктов», «производство пищевых продуктов». Большие объемы средств направляются на развитие инженерной инфраструктуры и строительство жилья.
Большое влияние на увеличение объемов инвестиций оказали привлеченные средства иностранных инвесторов. В экономику области в 2008 г. по предварительной оценке поступило более 1 млрд. долларов США иностранных инвестиций, что в 2,8 раза превысило уровень 2007 года. Большую часть объемов составляют крупные проек-ты, размещенные на территории технологических и индустриальных парков области. По итогам 2010 года Калужская область занимает второе место в России после Сахали-на по  прямым иностранным инвестициям на душу населения - это порядка 1000 долла-ров США на человека. В 2010 году объем иностранных инвестиций в экономику области составил почти 1,2 миллиарда долларов, в том числе прямых иностранных инвестиций - более 1 миллиарда долларов, это почти 9 процентов всех прямых иностранных инвестиций в Россию. Всего же в основной капитал с 2006 года привлечено 219 миллиардов рублей, иностранные инвестиции превысили 5 мил-лиардов долларов. 
Высокие темпы роста экономики области формируются прежде всего за счет ве-дущей ее отрасли – промышленности, которая обеспечивает около половины доходов областного бюджета, треть валового регионального продукта. Каждый третий работа-ющий занят в промышленном производстве.
Объем промышленного производства в области с 2000 г. увеличился в сопоста-вимых ценах в 2,4 раза (рис.3). Наибольшее воздействие колебаний финансового рынка испытывают на себе предприятия области, работающие в кооперации с пред-приятиями  автомобильной промышленности, металлургии, предприятия, продукт которых является звеном технологической цепочки более высокого уровня.  Замедление роста производства происходит в строительной индустрии, что связывается со снижением  покупательской способности на рынке недвижимости.  Развитие промышленного потенциала в большей степени связано с предприятиями, внедряющими в производство научно-технические идеи и достижения, позволяющие обеспечить реализацию эффективных программ по созданию высокотехнологичной и конкурентоспособной продукции, а также с новыми производствами, создаваемыми на  территории области. 
В области активно решается задача  формирования условий для вывода на рынок конкурентоспособной инновационной продукции, прежде всего в рамках использования научного потенциала города Обнинска как первого наукограда Российской Федерации и реализации областной целевой программы «Развитие инновационной деятельности в Калужской области на 2005-2010 гг.». 
В Калужской области создан программный механизм по поддержке малого предпринимательства, что дает долгосрочную определенность бизнесу, является  сти-мулом и мотивом для инвестиционных решений. Малое предпринимательство не толь-ко устойчиво сохраняет положительные тенденции развития, но и с каждым годом усиливает свое влияние на формирование общих экономических показателей в различных секторах экономики области, приобретает все большее социальное значение. Растет количество малых предприятий и число занятых на них, увеличиваются объемы производимой ими продукции, которая занимает треть всей продукции, выпускаемой предприятиями области. 
В схемах территориального планирования муниципальных образований об-ласти почти 700 гектаров отведено под строительство бизнес-инкубаторов, промыш-ленных зон и технопарков для предпринимателей. 
 
Рисунок 3. Производство промышленной продукции в Калужской области

По данным территориального органа Федеральной службы государственной статистики (Калугастата) в 2009 г. в Калужской области действовало 9,1 тыс. малых и средних предприятий, в том числе 2,5 тыс. малых предприятий, 6,8 тыс. микропредприятий и 105 средних предприятий. В 2010 г. количество действующих малых  и средних предприятий составило более десяти тысяч единиц, в том числе 1,8 тысяч малых предприятий, более 8 тысяч микропредприятий и 121 среднее предприятие. 
Распределение предприятий по отраслям экономики сохраняется в течение по-следних семи лет. Основная часть – треть всех малых предприятий – предприятия с ос-новным видом деятельности: оптовая и розничная торговля, ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования. Значитель-ную долю составляют группы предприятий обрабатывающих производств и строитель-ства. 
По данным Калугастата из 453 организаций всех форм собственности (включая субъекты малого предпринимательства) обследованных в 2010 г. 76 организаций (63 – в 2009 и 2008 гг.) были инновационно активными.  Количество индивидуальных пред-принимателей без образования юридического лица в 2010 г. в области составило 31,5 единиц, что выше уровня 2009 г. на 12%. В малом бизнесе постоянно трудится более 160 тыс. калужан, что составляет треть экономически активного населения области. 
Оборот малых, микро и средних предприятий в 2010 г. оценивается в размере 160,0 млрд. рублей. Темп роста объемов оборота к уровню прошлого года  в фактиче-ских ценах - 103%.  Размер средней заработной платы на малых предприятиях в 2010 г. составил 13,0 тыс. рублей, и возрос по сравнению с 2009 г. на 19%.  Превышение уров-ня заработной платы к прожиточному минимуму для трудоспособного населения обла-сти в 2001 составляло 112%, в 2009 – 260%.  В 2010 г. налоговые поступления в бюджеты всех уровней от предпринимательской деятельности составили 4 млрд. руб., что выше уровня прошлого года на 30%.  Поступления от уплаты единого налога на вмененный доход составили за 2009 г. – 557,3 млн. рублей;  по уплате единого налога, взимаемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения – 831,4 млн. рублей. Уже к началу 2011 г.  уровень доходов превышен на 60%.
Комплексный анализ  состояния инновационного предпринимательства в субъ-ектах Российской Федерации по итогам первого полугодия 2010 г., проведенный министерством экономического развития области, на основе статистических данных представленных Калугастатом показал, что уровень развития инновационного предпринимательства в Калужской области как стабильно позитивный – по объему инвестиций в основной капитал на душу населения Калужская область занимает 12 место среди субъектов РФ, входящих в Центральный Федеральный Округ и 45 среди субъектов Российской Федерации. 
По результатам комплексного анализа данных Калужская область занимает вто-рое место среди регионов, входящих в  ЦФО и 8 место среди субъектов Российской Федерации. Государственная поддержка инновационного бизнеса в области осуществ-ляется системно на основе областных целевых программ. Область демонстрирует ста-бильный рост бюджетных доходов, все больше полагаясь на собственные доходы. Доля финансовой помощи снизилась до 6,4% в 2010 г. против 25% в 2003 г.
Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings в ноябре-декабре 2010 г. провело мероприятия по мониторингу присвоенного в октябре 2008 г. рейтинга и 17 декабря 2010 г., учтя сильные и стабильные показатели исполнения бюджета региона, высокий уровень капитальных расходов и консервативное управление бюджетом под-твердило рейтинги в иностранной и национальной валюте на уровне «BB-» (BB минус), краткосрочный рейтинг в иностранной валюте «B» и национальный долгосрочный рейтинг «A+(rus)». Прогноз по долгосрочным рейтингам в иностранной и национальной валюте и национальному долгосрочному рейтингу Калужской области был изменен со «Стабильного» на «Позитивный». Основным фактором повышения прогноза является темп роста экономики области.
Экономическая политика региона в целом направлена на дальнейшее динамич-ное развитие области; основными приоритетами являются стимулирование инвестици-онной активности, повышение конкурентоспособности приоритетных отраслей эконо-мики; развитие инновационного потенциала, развитие малого и среднего предпринимательства, создание комфортной среды проживания и деятельности для жителей области. 

 

ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ СТАНОВЛЕНИЯ ВЕНЧУРНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ

О.И.Турчина, к.э.н., доцент, РГЭУ (Ростов-на-Дону)


Вступление России на путь инновационного развития актуализирует проблему формирования венчурного капитала и венчурных фондов,  как финансовой базы повы-шения конкурентоспособности российской экономики, формирования условий организации производства наукоемкой оригинальной продукции и услуг, использования новейших технологий и высокоэффективных способов хозяйствования.
Но научно-техническая сфера в нашей стране оказалась не в полной мере гото-вой к работе в условиях рыночных реформ. Финансирование инновационной деятель-ности предприятий с помощью венчурного капитала сталкивается с множеством труд-ностей: не разработаны механизмы эффективного  распределения и потребления  ин-теллектуального и инновационного потенциала, в том числе в  сфере высокотехноло-гичных предприятий малого и среднего бизнеса,  механизмы мотивации инновацион-ной активности слабоэффективны в условиях отсутствия полноценного рынка иннова-ций и неразвитости его инфраструктуры, отсутствует целостная система, способству-ющая коммерциализации результатов исследований. 
Процессу создания эффективной «венчурной культуры» в стране так же препят-ствуют отсутствие полноценного информационного взаимообмена; несовершенство институциональной и нормативной базы; наблюдается рассогласованность в деятель-ности участников процесса венчурного инвестирования; недостаточно действенен ме-ханизм его государственного стимулирования; практически отсутствует необходимый опыт управления венчурными процессами; неразвиты формы и методы активного при-влечения венчурных инвестиций др.  .
Российские аналитики среди сдерживающих факторов роста венчурных инве-стиций так же делают акцент на преимущественном использовании для финансирова-ния национальных  инновационных программ иностранного венчурного капитала при минимальном участии российского; неэффективное использование средств венчурных фондов; неразвитость фондового рынка, его отрыв от производства и возникающие в связи с этим проблемы «выхода» инвесторов из инвестируемой фирмы; отсутствие гибкой системы налогообложения венчурного предпринимательства и адекватной си-стемы бухгалтерского учета; падение уровня разработок и отсутствие квалифициро-ванного менеджмента; слабая прозрачность российских предприятий для венчурных инвесторов. 
Таким образом, существует необходимость в комплексном решение накоплен-ных проблем, для создания в стране эффективной системы функционирования струк-турных составляющих венчурной индустрии.
В сфере формирования направлений эффективного приложения инновационного потенциала целесообразным является  использование потенциальных источников венчурного финансирования – банковского, страхового, пенсионного, капитала крупных производственных корпораций и частных лиц. 
Устранению неблагоприятных условий рискового предпринимательства может служить повышение мотивации венчурных инвесторов путем предоставления дополнительных налоговых льгот, позволяющих фирмам вычитать из налогооблагаемой базы средства, израсходованные на научные исследования и разработки на 100% и более; списание значительной части оборудования НИОКР по ускоренным нормам амортизации. 
Приростные показатели и Улучшению условий венчурного бизнеса служит под-готовка кадров в области менеджмента инноваций, поскольку без профессионального управления рисковый инвестиционный процесс будет несостоятельным; формирование сильного патентного законодательства, привлекательного для инвесторов. В целях развития инфраструктуры венчурного бизнеса необходимо дальнейшее развитие технопарков, бизнес-инкубаторов, в рамках проводимой единой государственной инновационной политики; развитие фондового рынка, включение высокотехнологичных компаний в списки фондовых бирж, развитие электронных бирж; расширение деятельности академических институт, вузов, консалтинговых и информационных фирм, венчурных ярмарок и выставок, в рамках предоставления информации о состоянии и развитии как рискового отечественного и зарубежного бизнеса в целом, так и отдельных венчурных проектов. 
Государственная поддержка венчурного бизнеса в России должна проводиться, по мнению аналитиков, по следующим направлениям:
- нормативно-правовое регулирование научно-технической, инновационной, венчурной деятельности; решение правовых проблем интеллектуальной собственности, системы льгот, мотивации труда, по статусу территорий с высокой концентрацией научно-технического потенциала;
- создание и поддержка экономических условий и стимулов развития венчурного предпринимательства посредством развития системы госзаказа, совершенствованием планирования и прогнозирования научно-технического развития, эффективных финансово-кредитных рычагов, включая развитие эффективного патентного права и др.;
- формирование организационно-управленческих условий венчурной индустрии посредством совершенствования управления государственной собственностью, повышения эффективности управления государственными пакетами акций, обеспечения технологической безопасности, защитой национальных интересов, с подготовкой и переподготовкой управленческих кадров, в том числе государственных служащих и др.
Все вышеперечисленные меры должны осуществляться в соответствии со стра-тегией государственной политики в области венчурного бизнеса, интегрированной в единую концепцию развития отечественной инновационной и инвестиционной дея-тельности.
Рассмотрим формирование механизма активизации венчурного финансирования в регионе  на примере Ростовской области. Выбор данного региона обусловлен следующими обстоятельствами: во-первых, Ростовская область относится к политически стабильному региону с устойчивыми экономико-демократическими ориентациями, от чего в решающей степени зависит приток отечественных и зарубежных инвестиций в экономику; во-вторых, в экономическом плане обладает значительным научно-техническим, промышленным и интеллектуальным потенциалом, в-третьих, в регионе разработаны инновационные и инвестиционные проекты и программы, а также программы поддержки малого бизнеса, которые способствуют активизации венчурного финансирования в регионе.
Несмотря на то, что Ростовская область обладает значительным научным, ин-теллектуальным и инвестиционным потенциалом экономика региона на сегодняшний день не является инновационной. В регионе насчитывается около 60 инновационно-активных предприятий, причем наблюдается тенденцию к их количественному сокра-щению. Доля инвестиций в основной капитал в науку к общему объему инвестиций в 2011 составила лишь 0,9% .  В 2010 году в ЮФО объем зафиксированных инвестиций составил 2 млн долл. (та же менее 1% от общего объема инвестиций в 2010году). Низ-кая эффективность научно-инновационной системы региона создает необходимость для дальнейшего формирования и развития системы венчурного финансирования в области.
Кроме этого развитие венчурного финансирования в регионе должно способ-ствовать повышению эффективности малого бизнеса, являющегося, по сути, «отраслью специализации» Юга России. Доля малого предпринимательства в объеме выпускаемой продукции, работ, услуг составляет около 21,4%. Дальнейшее развитие малого предпринимательства на основе венчурного финансирования в итоге благоприятно отразится на экономике региона, поскольку деятельность небольших фирм характеризуется свободой поиска и поощрением инициативы, готовностью к риску, быстрой апробацией выдвинутых оригинальных предложений, большей склонностью к нововведениям, чем крупные предприятия.
Механизм венчурного финансирования в области должен быть интегрирован в инновационно-инвестиционную систему, основная цель которой – обеспечение высо-кого качества жизни населения при стабильной социально-экономической и экологической ситуации. Разработка стратегии инновационного развития региона представляет собой средство достижения цели. Она должна быть направлена на поиск и эффективное управление нововведениями во всех сферах жизни региона.
Отметим, что стимулирование роста высокотехнологичных секторов в регионе достигается более успешно через участие в венчурных фондах, чем путем выделения прямых государственных инвестиций. Прямые инвестиции чаще распределяются по политическим мотивам, более подвержены лоббированию и потому недостаточно эф-фективны. В связи с этим венчурные фонды должны создаваться не только на уровне государства, но и в перспективных регионах.
На мой взгляд, в наиболее общем плане для повышения инвестиционной актив-ности в регионе следует решить две ключевые задачи: обеспечить само существование данных мотивов и создать условия, способствующие принятию решения об их реализа-ции на территории области. Для этого необходимо действовать по следующим направ-лениям:
1. Создание специализированной организационной структуры в форме неком-мерческого партнерства, способной оперативно содействовать решению всего спектра вопросов, связанных с рисковым инвестированием, на территории области.
2. Поддержка и информационное обеспечение имиджа области как региона, бла-гоприятного для ведения бизнеса и инвестиций.
3. Важнейшим направлением, стимулирующим развитие инновационных пред-приятий и венчурного инвестирования, является льготное налогообложение. В частно-сти, освобождение от налогообложения части прибыли (зачисляемой в областной бюд-жет), получаемой предприятием-патентообладателем от использования изобретения на срок окупаемости затрат на приобретение им патента (лицензии); освобождение от налогообложения имущества и имущественных прав, полученных налогоплательщиком в рамках целевого финансирования от инвесторов и/или венчурных фондов по приоритетным проектам и направлениям, при условии использования по целевому назначению и ведения налогоплательщиком раздельного учета.
4. Распространение современных технологий управления. Университетские комплексы должны также быть центром целостной системы обучения инновационной и инвестиционной деятельности. Формирование квалифицированных менеджеров в Ростовской области должно осуществляться в рамках многоуровневой системы подготовки кадров для инновационной деятельности, которая включает в себя основные взаимосвязи трех систем: системы подготовки специалистов, системы переподготовки и повышения квалификации специалистов, системы сертификации персонала. Все это возможно организовать на базе крупнейших в России университетов, находящихся в Ростовской области: ЮФУ, РГЭУ «РИНХ», РГУПС, и т.д.
Другими стимулирующими мероприятиями, направленными на привлечение венчурных инвесторов в регион, на мой взгляд, являются:
- размещение государственного заказа на выпуск продукции и услуг на конкурс-ной основе при условии высокого инновационного уровня продукции и технологий, определяемого в соответствии с разработанными критериями;
- проведение региональных тендеров на разработку инновационных проектов в соответствии с выявленными потребностями в инновациях.
По моему мнению, основными мерами по активизации венчурного финансиро-вания в Ростовской области, основанными на использовании имеющегося научного, производственного и интеллектуального потенциала являются следующие:
- Нормативно-правовое обеспечение венчурного инвестирования и инновационной деятельности (областные законы, положения, постановления и т.д.)
- Информационно-аналитические и программные разработки в области про-мышленно-технологической политики, развития приоритетных направлений инновационной и инвестиционной деятельности.
- Организационные решения, связанные со стимулированием деятельности научно-информационных и технических центров, технопарков, технополисов, регио-нального венчурного фонда, а также малого инновационного бизнеса.
- Решение финансово-экономических вопросов, связанных с повышением инве-стиционной привлекательности рисковых инновационных проектов, а также поддержки со стороны органов власти путем предоставления государственных гарантий, компенсаций, размещения государственных заказов и налогового стимулирования.
- Кадровое обеспечение инновационной деятельности в рамках многоуровневой системы подготовки специалистов на базе качественного совершенствования регио-нальной системы образования.
Обобщая результаты исследования, можно прийти к выводу о том, что венчур-ное финансирование является реальным механизмом, обеспечивающим инновационное развитие национальной экономики. Для решения фундаментальных проблем венчурного бизнеса необходима активная государственная политика, направленная на создание благоприятных условий и инфраструктуры для реализации инноваций.
 
Теория государственно-частного партнерства


О СТЕПЕНИ  УЧАСТИЯ  ГОСУДАРСТВА  В  СОВРЕМЕННОЙ      ЭКОНОМИКЕ
М.В. Рыбасова, к.полит.н., доцент, СКФУ, институт экономики и управления, доцент, кафедры экономической теории и мировой экономики (Ставрополь)


В современной экономике государство продолжает играть важную роль. Рынок, свободный от государственного вмешательства, может быть только теоретической аб-стракцией. Экономическая действительность состоит в том, что государство выступает активным участником рыночных отношений и его значимость возрастает в условиях трансформации экономических систем. Подход автора к данной проблеме опирается на критический анализ взглядов на экономическую роль государства, представленных в научной литературе за период с античных времён до настоящего времени. Уже в глубокой древности были выдвинуты идеи о возможности и целесообразности регулирования государством рыночных хозяйственных отношений, становлении государственных форм управления экономикой. Вместе с тем практика использования государственного регулирования не имела систематического характера и зависела, главным образом, от традиций той или иной страны и субъективных представлений властвующих лиц. Лишь в процессе развития рыночной экономической системы, базирующейся на крупной машинной индустрии, складываются условия для становления государственного регулирования экономики необходимым элементом хозяйственного механизма. 
В развитии экономики XXI в. обозначилась тенденция к расширению масштабов деятельности государства и усилению его роли в экономической сфере. Экономическая эффективность в наибольшей степени достигается в условиях действия конкурентного рыночного механизма. Цель государства в рыночной экономике не корректировать рыночный механизм, а создавать условия для его свободного функционирования. Государственное регулирование экономики может выступать в прямой и косвенной формах, может осуществляться преимущественно административными или экономическими методами, реализоваться посредством разнообразных инструментов. Вместе с тем при исследовании институциональной структуры государственного регулирования экономики целесообразно сделать акцент не на формах и методах, а на инструментах регулирования. По мнению В.В. Ивантера надо, понимать, что абсолютно благополучной экономики не бывает. Всегда есть какие-то направления и сектора, где не все обстоит благополучно. Мировая практика показывает: что рыночная экономика автоматически равновесия не поддерживает. Более того, она стихийно устраивает грубое неравновесие. Именно поэтому в 1929-1930 годах в США случилась масштабная депрессия, произошел колоссальный экономический кризис с миллионами безработных. По мнению ученого, американцы осознали, что свободный рынок вместо того, чтобы поддерживать конкуренцию, организует монополии, тогда они ввели антитрестовское законодательство и самым административным образом устроили конкуренцию [1]. Следовательно, мы должны идти по пути эффективного частного хозяйства. Государство не заменило собой рынок, а всего лишь чисто административным путем создало условия для уста-новления равновесия в экономике и как только в экономике возникает неблагополучие, необходимо вмешательство государства, что совершенно не имеет никакого отношения к централизованной экономике. Государство должно вмешиваться там, где не справляется рынок. Кроме тех вещей, которые должны оставаться за государством. Это не только оборона, безопасность, но и, например, дороги.
Итак, инструменты государственного регулирования экономики (ГРЭ) – комби-нация методов регулирования, относительно независимая от конкретного объекта воз-действия и обладающая широкой вариативностью в своём применении [2]. Инструмен-ты государственного регулирования экономики образуют систему, субординация эле-ментов которой обусловлена значением для существования системы в целом и, соответственно, регулярностью применения. Государственное регулирование экономики является формой управления экономикой, представляющее собой влияние, воздействие государственных органов на экономические процессы [6]. Оно применяется в условиях, когда объект управления непосредственно не подчинен субъекту управления, т.е. какому-то государственному органу. Объективная возможность государственного регулирования экономики появляется с достижением определенного уровня экономического развития, концентрации производства и капитала. В современных условиях государственное регулирование экономики является составной частью процесса воспроизводства.
Государственное регулирование экономики не совпадает по своему содержанию ни с экономической политикой, ни с управлением экономикой. 
Во-первых, экономическая политика отличается от ГРЭ объектом. Объектом ГРЭ является хозяйственная жизнь общества. Объектом экономической политики вы-ступает не только экономика, но и социальная, духовная сферы общества. 
Во-вторых, экономическая политика отличается от ГРЭ целями и задачами. Она включает в себя стратегию осуществления хозяйственных процессов, как на террито-рии данной страны, так и за её пределами. ГРЭ же может быть сведено к системе опе-ративно-тактических действий, осуществляемых конкретными государственными ор-ганизациями по отношению к хозяйственной жизни на территории своей страны. Эко-номическая политика отражает сущность воздействия государства на экономику, а ГРЭ – содержание этого воздействия.
В-третьих, экономическая политика всегда присутствует в деятельности государства, даже если оно избегает регулирования хозяйственной жизни в стране. 
В-четвёртых, экономическая политика ориентирует поведение всех субъектов экономики, задаёт определённый вектор их хозяйственной деятельности. Она служит звеном в системе политики государства, в ряде случаев – центральным. ГРЭ же высту-пает как комплекс мероприятий, способных оказывать определённое воздействие на отдельно взятые хозяйственные процессы и экономические отношения. 
В-пятых, главным условием эффективности ГРЭ как института хозяйственной жизни общества выступает непротиворечивость друг другу элементов регулирования. В рамках экономической политики условием эффективности ГРЭ выступает его функциональность, то есть способность обеспечивать достижение цели политики государства. Вместе с тем экономическая политика и государственное регулирование экономики оказывают сильное влияние друг на друга. В период перехода от одной экономической системы к другой, а также в кризисных экономических ситуациях, когда рыночной координации недостаточно для успешного развития страны, регулирование экономики может стать целью политики государства. 
Прерогативой государства является обеспечение правопорядка в стране и ее национальной безопасности, что является основой для развития предпринимательства и экономики. Экономика в любой стране не может нормально развиваться, если государство не обеспечило соответствующие условия для этого. Современная рыночная экономика является государственно регулируемой. Более того, именно государство превратилось сегодня в гаранта стабильности, оптимальности и цивилизованности рыночной экономики.  
Проведенное исследование позволяет определить, что государство всегда вы-ступало особым экономическим субъектом, так или иначе, участвуя в экономической жизни общества. Стратегия государственного регулирования экономики направлена сегодня на постепенное сокращение прямого вмешательства государства при усилении косвенного воздействия. Представляется, однако, что поспешный уход государства из определенных сфер деятельности является преждевременным, а масштабы и формы, в которых оно продолжает осуществлять контроль в тех сегментах экономики, где еще сохраняет свое присутствие, далеко не всегда можно считать адекватными.
Необходимо отметить, что особенности государства позволяют определить его как набор нерыночных институтов принятия решений. Уникальное свойство государ-ства как организации заключается в том, что оно не только, как другие организации, например, фирмы, домохозяйства, должно подчиняться правилам игры, но, в отличие от этих прочих организаций, само непосредственно формирует эти правила (точнее их формальную часть). Современная экономическая ситуация требует возрастания роли государства при создании нормальной институциональной среды и институциональной структуры. Как правило, в государственном регулировании рыночной экономики проявляется два разных аспекта. С одной стороны, это необходимое для самого рынка, представляющее неотъемлемое условие для надёжной работы организующее, упорядочивающее воздействие. Оно проявляется в государственном формировании свода правил и ограничений рыночной деятельности, его поддержке и обновлении, контроле за соблюдением. Организуя рыночные отношения, государственные органы способствуют их органичному встраиванию в систему общественных отношений, без чего рынок был бы, отторгнут политической и социальной структурами. Государственное регулирование рынка осуществляется посредством законодательства, через государственное планирование, на основе выпускаемых правительством нормативных актов [4].
С другой стороны, государственное воздействие на рынок проявляется посред-ством изъятия части прибыли, дохода, через действия системы налогообложения, путём обязательных платежей в бюджет. Так, например, изымая средства, необходимые для общегосударственных нужд и определённым образом распределяя их, государство осуществляет свою финансовую политику таким образом, чтобы одновременно оказать  влияние на рынок и рыночные отношения.
Без активного вмешательства государства  «невозможно  обойтись и при реше-нии других проблем, которые классический рынок решить не в состоянии. Например, крупные инвестиционные проекты, не дающие скорой прибыли и связанные с большим  риском; неравномерность регионального развития; необходимость борьбы с инфляцией и монополизмом и др.[3]. 
Экономические институты выступают не только объектами государственного регулирования, но и его субъектами. Правила экономической деятельности, вырабо-танные на основе хозяйственной практики людей и закреплённые в нормах поведения, служат активным началом, побуждающим фирмы, домохозяйства, государственные учреждения к корректировке своих целей и задач. Если институты ориентируют участ-ников рынка на общенациональные интересы, то эти институты являются субъектами государственного регулирования экономики. Институт государства имеет в современ-ной российской экономике специфическую роль и значимость, которая связана, во-первых, с необходимостью поддержания оптимальных макроэкономических воспроиз-водственных пропорций, что особенно важно в период кардинальных преобразований. Во-вторых, государство выступает, по сути, инициатором рыночных изменений в об-ществе, и в экономике в частности. Тем самым, рыночная трансформация в России но-сит скорее традиционный для рынка характер. В этих условиях активизируется инсти-туциональная значимость государства. Особая роль отводится проводимой им эконо-мической политике, которая ориентирована на сглаживание естественных трудностей кризисного периода.
В работе отмечено, что формирование институтов гражданского общества в России и их качественное увеличение будет способствовать оптимизации роли государства, оптимальному выполнению своих функций [5]. Сформировавшиеся в России за последние годы социально-политические и экономические условия таковы, что институты гражданского общества действуют слабо и малоэффективно без помощи и поддержки со стороны государства. Опыт большинства демократических стран показал, что равноправие, партнерское отношения государства с институтами гражданского общества являются важным условием прочности властных структур, а, следовательно, и эффективности экономического управления. 
Таким образом, государству следует создавать условия общественным институ-там для их развития,  необходим новый организующий принцип, который бы учитывал новые формы экономического роста, и расширял круг участников экономического процесса, то есть, необходима гражданская экономика. Автор считает, что некоммерческое движение в России не просто существует, а растет и расширяется, постепенно завоевывая признание государственных и коммерческих структур. Преобладающая доля российских НКО занимается решением проблем социально незащищенных слоев населения. НКО все более настойчиво пытаются влиять на действия властей и интегрировать мнение общественности в процессе принятия решений, играют роль катализатора в построении гражданского общества.

Список использованной литературы
1. Ивантер В.В. Не бывает слишком много денег // Политический журнал. Экономика и политика. 2004. № 20 (23). 
2. Лившиц А. Государство в рыночной экономике // Российский экономический журнал. 1998. № 10-12.
3. Лузин С.П., Павлов К.В. Соотношение государственных и рыночных методов экономического регулирования в условиях  переходного периода. М.: КНЦ РАН, 1993.
4. Мамедов О.Ю. Современная экономика. Ростов-на-Дону: Феникс, 1996.
5. Мазаев А.К. Формы экономической деятельности государства: проблемы оптимизации // Российский экономический интернет-журнал [Электронный ресурс].
6. Современная экономика России / Под ред. Ю.А. Корчагин. Ростов-на-Дону: ФЕНИКС, 2007. 


 

Уважаемые коллеги!
«НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ ЮЖНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА»

Предлагает Вам публикацию научных статей магистрантов аспи-рантов, кандидатов и докторов наук, научных работников и пред-ставителей бизнеса, в электронном журнале 
«Современная экономическая мысль».

Главная цель журнала является – формирование персонифици-рованного научного знания в области экономики.


Требования к оформлению:
материалы представлять по электронной почте или на дискете;
текст набирать в текстовом редакторе Microsoft Word 97/2000; размер шрифта (кегль) – 16, тип – Times New Roman, межстрочный интервал – полуторный, без переносов; 
Ф.И.О. автора печатать в правом верхнем углу; далее, через интервал – учреждение; ниже, через интервал, полужирным шрифтом – название статьи, затем обычным шрифтом – текст;
параметры страницы: верхнее и нижнее поля по 2,5 см; левое поле – 3 см, правое поле – 2,5 см; отступы в начале абзаца – 1,25 см;
объем статьи – от 10 до 15 полных страниц, аннотация до 500 знаков, на русском и английском языках;
для магистрантов и аспирантов заверенный отзыв научного руководителя.
Форма сведений об авторе
Фамилия, имя, отчество _________________________________________________________
Ученое звание __________________________Ученая степень _________________________
Место работы___________________________ Должность ____________________________
Почтовый адрес ____________________________Телефон ___________________________
Е-mail _______________________________  Название статьи__________________________
Сведения об авторе и статьи просим направлять в адрес редакции.
350080, Краснодар, а/я-1941 тел. (918) 415-02-33 – Гл. редактор.  economic_herald@bk.ru  http://www.economic-science.com/
Сумму оплаты за публикацию можно перечислить на наш счет в любом отделении Сбербанка России. Из расчета 250 руб. за 1 страницу формата А-4.
Публикация статей аспирантов очной формы обучения бесплатно! 

© 2013 АНО НИИ экономики ЮФО

Создание сайта
Краснодар, ул. Уральская, 119/2, офис 21
8 (918) 415-02-33
8 (989) 260-71-12

e-mail: economic_herald@bk.ru